ВАКЦИНА ОТ КСЕНОФОБИИ

С каждым годом число горожан, приехавших в Петербург из других краев, увеличивается. Далеко не всегда отношения соседей складываются благополучно, слишком часто возникает недопонимание. И это значит, что нам всем, и детям, и взрослым, необходимо учиться культуре добрососедства. Ведь развитие интеллекта и кругозора - лучшая вакцина от ксенофобии, боязни "чужих" и агрессии по отношении к ним. Проект "Игры друзей" Санкт-Петербургского благотворительного фонда "Дети города", поддержанный Швейцарским управлением по развитию и сотрудничеству, был обращен в первую очередь к детям. Он включал в себя проведение среди детей и подростков различных национальных групп Санкт-Петербурга и области конкурсов "Моя любимая народная игра" и "Удивительный случай", обнародование и распространение лучших материалов, полученных по результатам конкурса, и включение части их в образовательную программу для специалистов "помогающих" профессий, работающих с детьми и семьями, "Ребенок в семье мигрантов: проблемы адаптации и психологическая поддержка".
Условия первого конкурса были просты: детям предлагалось описать интересную игру, имеющую традиционные корни. Конкурс для подростков был сложнее: "Опиши случай, когда ты встретился с человеком другой национальности, другой культуры, и его необычное (с твоей точки зрения) поведение поразило, обрадовало, рассердило, обидело или рассмешило тебя. Расскажи о том, удалось ли тебе позже объяснить ситуацию" .

Четыре месяца, с июля по ноябрь, длился первый этап проекта. Вначале детские работы поступали тоненьким ручейком. С началом учебного года началась работа в школах, наиболее активно откликались многонациональные школы и воскресные школы разных конфессий. (Районные отделы образования интереса не проявляли, неоднократно тема называлась "непрофильной для нас". Отзывались именно школы или отдельные учителя - те, кто непосредственно работает с детьми и знает их проблемы.) К концу октября работы хлынули рекой. Отклики детей удивляли своим разнообразием, но несколько обескураживали. В общей сложности число участников конкурсов перевалило за четыре сотни.


Результаты:
Первое. 8% поступивших работ были посвящены компьютерным играм. Непонимание условий конкурса? Вряд ли. В рамках проекта состоялись встречи, беседы в школах Ленинградской области, в национально-культурных центрах. У большинства мальчиков 10-12 лет самых разных национальностей первой ассоциацией со словом "игра" было слово "компьютерная", второй - "футбол". Девочки футбол, конечно, не называли, но треть девочек была единодушна с мальчиками в своем первом выборе. Далее на вопрос о любимых играх мальчики начинали сыпать названиями: DOOM 3, Quake IV, Heroes IV, Max Payne II, Half-Life 2, Counter-Strike. Девочки отставали, но ненамного. Эти данные перекликаются с результатами, полученными американскими социологами (C@R Research): 50% 6-11-летних мальчиков и 20% девочек предпочитают электронные игрушки обычным. Так что же, получается, значительная часть детей к настоящим играм равнодушна, выбирая виртуальную реальность? Не все так однозначно. Наши беседы с детьми были неторопливыми, а результат их почти всегда типичен: исчерпав запас устрашающих названий, ребенок в конце концов рассказывал о дворовой игре или о любимой игрушке: плюшевом мишке, ежике, иногда просто доставал из портфеля крошечного пятнистого жирафа. И та бережность, с которой он ставил жирафа на ладонь, лучше всяких слов показывала, насколько на самом деле он дорог владельцу… Вопреки мрачным прогнозам, наши дети играть не перестали.
Второе. Среди игр, в которые играют современные дети самых разных национальностей, традиционных очень и очень немного. Иногда мы обращались в центры возрождения традиционной культуры. Дети, посещающие их, знают множество народных игр, играют в них на занятиях. Но они редко описывали такие игры в своих работах. На вопрос "Почему?" отвечали, что их просили рассказать именно о любимых играх, а не тех, которые им известны. Все же три десятка игр, любимых нашими прабабушками, попали и в наш список. Само участие в конкурсе пробуждало определенный интерес к традиционной культуре; когда мы встречались с родителями, некоторые из них отмечали, что ребенок впервые расспрашивал об их детстве, о народных забавах по собственной инициативе. Повторяющиеся описания игр раскладывались в соответствующие папки, по толщине которых можно было судить о распространенности той или иной игры. Самые полные папки: "Прятки", "Пятнашки", "Казаки-разбойники", "Московские прятки", "Али-Баба", "Вышибала", "Жмурки", "Три-пятнадцать", "Земельки", "Белки-стрелки" (или просто "Стрелки"), "Стоп Нога", "Третий лишний", "Выше ноги от земли", "Светофор", "ПМЖ", "Мафия", "Калека двадцать первого века". На последних двух играх остановимся подробнее. "Мафия" стала знаком времени, давно перекочевала из разряда студенческих забав в разряд самых распространенных игр детской субкультуры. В немалой степени этому способствовала успех одноименной телеигры. Среди игр, описанных детьми, есть и "прародитель "Мафии" - игра с подобными правилами "Волки и овцы". "Калека двадцать первого века" - на первый взгляд, прямой потомок армянской игры "Кола-Кола-Николае". Дети по кругу перекидывают друг другу мяч; кто не поймает, тот теряет глаз или руку. Понемногу все "погибают", и в победителях остаются двое-трое, в разной степени "искалеченных". Даже само название игры значимо, отражает реалии современной жизни. Смерть становится участником не только компьютерных, но и живых игр наших детей самых разных национальностей, это тревожный признак.

1 Одна из задач данного конкурса: собрать банк ситуаций для обучающей техники Культурный ассимилятор (Г. Триандис). Культурный ассимилятор состоит из описания ситуаций, в которых взаимодействуют персонажи двух культур, и из нескольких вариантов интерпретации наблюдаемого поведения.
Третье. Работы конкурса "Удивительный случай" сложились в рассказ о жизни петербургских школьников. Они отправляются в разные страны (кто - путешествуя, кто - с родителями в поисках лучшей доли). Обучают русскому языку одноклассников, приехавших издалека, или сами осваивают его. Принимают гостей со всех концов мира (одни - по школьному обмену, а другие - потому, что родители вынуждены сдавать квартиры). Удивляются разнообразию обычаев и непривычным бытовым мелочам. Рассказы коренных жителей региона и недавно приехавших в него во многом очень схожи, во многих из них ситуация общения с человеком другой культуры воспринимается и описывается как совершенно естественная, интересная, ни в коем случае не несущая в себе угрозы. Истории добрые, смешные, юмористические. Однако в противовес этим светлым историям набралась и папка, которую мы условно назвали "Темная". Вот цитаты оттуда: "Я отрицательно отношусь к людям, которые приезжают жить в Россию из таких стран, как Армения, Грузия, Азербайджан и т. д…Я ненавижу их всех, но не пытаюсь никого избить, покалечить или просто унизить. Я с ними просто не общаюсь". "…Они приезжие, а ведут себя, как князья России. Они считают, что всегда правы". "Я хочу, чтобы все они уехали в свои страны и не жили в нашей стране".
Вот листочек - словно ответ: "…я ненавижу, когда разгорается межнациональная рознь. Я начинаю ненавидеть эту людей и эту страну, потому что она грубая. Но, с другой стороны, иностранцы здесь же и учатся и зарабатывают хлеб и диплом в России. Мне нравится эта страна, потому что это моя родина, я здесь родился. Но когда происходят такие вещи, я начинаю не любить все, что происходит". "Живу здесь уже давно. У меня есть друзья, Петербург - мой город. Но часто мне плохо. Последний раз меня побили две недели назад, а назвали "чуркой" - позавчера. Потому что я выгляжу и говорю не как все. Нас часто обзывают и бьют. Потом удивляются, почему многие злые и не любят русских. По-моему, понятно, почему это так". Печальный результат: ответы детей, стоящих по разным сторонам баррикады, возведенной не ими, а нами, взрослыми. Оскорбительные слова, клички придуманы вовсе не ими.


Да, мир вокруг изменился, стал агрессивным и опасным, но только это произошло не само по себе, это мы его изменили! Изменили, а теперь, показав детям модели агрессивного поведения, требуем от них не агрессии, а доброты, не крови, а кротости. А вправе ли мы этого требовать, если не можем показать, как можно жить по-другому: доверять людям, быть открытыми и искренними?
Но все же в большинстве работ звучат мысли и слова о готовности детей уже сейчас протянуть руку помощи друг другу. Пока мы пытаемся решить такие неразрешимые взрослые проблемы, они просто и ясно говорят: "Приходите к нам, и мы вам поможем". Пятилетний Даня принес нам и попросил отправить по почте рисунок, адресованный бесланским детям: "Я знаю, что у вас случилась беда. Скорее приезжайте к нам в детский сад. У нас красиво, вкусно, все добрые и ждут вас. Мы вместе с вами будем гулять в петергофском парке, рисовать и читать интересные книжки".
Так отзываются дети. Взрослые молчат. В декабре 2005 года, когда проект уже завершался, журнал "Эксперт Северо-Запад", готовящий серию публикаций о проблемах адаптации мигрантов в регионе, поделился с нами собранными материалами. По данным Миграционной службы ГУВД, 7,2% нынешних школьников поступили в школы по направлениям, связанным с временным характером регистрации. По косвенным данным, в некоторых школах Санкт-Петербурга учится до 15% не граждан, а доля детей, для которых русский язык - не родной, достигает 35-39%. Информационное агентство "Росбалт" этой осенью сообщило, что 50% городских первоклассников - дети мигрантов. (Возможно, цифры несколько и завышены, но, по нашему мнению, не далеки от истины.) Известно, что мигрантам без постоянной регистрации для поступления в школы необходимы направления от районных отделов народного образования. В большинстве РОНО журналистам отказались предоставить информацию о количестве этих направлений в разные школы, сославшись на трудности в обработке документации. В Комитете по образованию правительства Санкт-Петербурга сообщили, что "…учет количества мигрантов в школе даже Комитетом по образованию не ведется". Опять непрофильная тема? "Эксперт Северо-Запад" делает вывод: "…для органов власти в регионе данная тема не актуальна". Второй вывод журналистов: "…адаптация в школах идет без эксцессов". К сожалению, наш опыт подтверждает первый вывод и отвергает второй.


Известно, что существуют четыре стратегии аккультурации, вхождения в новую культуру. Первая - ассимиляция, признание ценностей нового общества и отказ от ценностей материнской культуры, стремление скорее раствориться в новом социуме. Вторая - изоляция. Здесь, напротив, ценности материнской культуры остаются ведущими, иногда их значимость даже повышается, а ценности принимающей культуры не признаются. Изоляция может быть добровольной (сепарация), или принудительной, по типу гетто (сегрегация). Третья стратегия - маргинализация: отвергаются ценности обеих культур и ищется свой путь… почти всегда он оказывается тупиковым. Четвертая стратегия - когда бережно сохраняется все лучшее из материнской культуры и впитывается все лучшее и нужное из культуры принимающей - называется интеграцией. Старшее поколение переселенцев более склонно к изоляции; дети легко вступают на путь ассимиляции (а позже часто отвергают родителей и сами отвергаются ими); те, кого может сломить собственная несостоятельность (временная!) или неприятие общества, скатываются на путь маргиналов. Именно интеграция - самая сложная, требующая значительных усилий и со стороны переселенца, и со стороны принимающей культуры стратегия, является наиболее благоприятной для будущего: будущего отдельного человека и будущего общества в целом. Вероятно, стоит серьезно задуматься над тем, какими реальными предпосылками сейчас определяется выбор пути детьми недавних переселенцев.
Во время наших поездок мы обращались к семьям мигрантов в поисках игр, а неоднократно встречались с поиском помощи. К нам обращались за советом: как поступать, если тебя не понимают или не принимают соседи. Насколько возможно, мы старались разрешить каждую конкретную ситуацию. Нас просили помочь с регистрацией, медицинским обслуживанием, юридической поддержкой. Здесь мы помочь сами никак не могли и поэтому стали собирать информацию о соответствующих специалистах, организациях, службах, связываться с ними. Список организаций, действительно помогающих мигрантам (в основном это НКО), приведен в приложении.
Пока не будет отклика властей, возможна лишь политика малых дел. Наш маленький проект на фоне глобальных мировых событий вряд ли поможет решению общечеловеческих проблем, но пусть он даст возможность почувствовать себя нужными, значимыми, добрыми и великодушными хотя бы нескольким сотням его участников.





М. Рузина, Г. Монина






Пчела #48 (октябрь-декабрь 2005)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"