Так что все-таки надо делать?
Светлана Маковецкая

25 ноября в Шуваловском дворце прошел Форум "Социальный Петербург: новые решения". Подобное мероприятие проходит в нашем городе уже второй раз. Еще раньше (в 2001 и в 2003 году) состоялись две общегородские выставки некоммерческих проектов и услуг, организатором которых также выступал Центр развития некоммерческих организаций. Общее число участников Форума, среди которых были представители некоммерческих организаций, исполнительной и законодательной власти Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления, бизнеса, государственных и муниципальных учреждений, преподаватели вузов и студенты, журналисты, гости из Ленинградской области, Северо-Запада, Москвы и других регионов РФ превысило 500 человек. Публикуемый ниже текст представляет собою сокращенную версию доклада С.Г. Маковецкой (Программный директор Института национального проекта "Общественный договор", Москва), прочитанного на пленарной сессии Форума 24 ноября.

Тема моего доклада заявлена в программе Форума как "Российский третий сектор в контексте социальных реформ". Вообще говоря, отношения некоммерческих организаций с властью по поводу социальных реформ напоминают мне следующий анекдот: двое бегут по перрону вслед за уходящим поездом, отчаявшись догнать, останавливаются, и тут вдруг один из них бьет кулаком в лицо другому. Тот в недоумении говорит: "За что?" Первый отвечает: "Ну надо же что-то делать!" Вот это "Ну надо же что-то делать!" - как раз то, с чем мы столкнулись в этом году.

Итак, на каком фоне и за каким поездом третий сектор бежал в 2005 году?

Первое: весь год прошел под отсветами оранжевой опасности. Очень многие поступки российской власти были результатом поисков ответа на вопрос: возможна или нет оранжевая революция у нас в России?

Второе: синдром января, а именно шок от "льготного" кризиса в январе. В определенном смысле можно сказать, что после января 2005 года социальные реформы в России были приостановлены. Сейчас, фактически, продолжается только то, что было запущено еще в конце 2004 года - все, связанное с реформированием ЖКХ, с жилищным кодексом, с градостроительным кодексом и так далее. То есть четыре десятка социальных реформ - просто вяло повисли, потому что никто не может взять на себя ответственность за их проведение. Более того, мы столкнулись с синдромом подпольной реализации социальных реформ. Причем реализуются реформы так, словно в местности, где они проводятся, нет населения.

Третье. Замена социальных реформ национальными проектами. Наконец, решено, куда будут тратиться сверхдоходы от невероятно высоких цен на нефть. Вполне возможно, на следующий год нам нужно будет проводить социальный форум "Третий сектор в контексте реализации национальных проектов".

Четвертое. Серьезный административный кризис в Российской Федерации как на уровне регионов, так и на уровне федерации.

Пятое. Перепланирование пространства диалогов "Общество и власть". 2005 год - год строительства общественной палаты. Еще на прошлом Форуме мы говорили о том, что сама общественная палата - это не плохо и не хорошо. Это просто один из инструментов, который может быть освоен теми, кто считает, что его необходимо осваивать, и проигнорирован теми, кто считает, что это имитация. Но крайне важно, чтобы общественная палата не стала ни главным, ни единственным механизмом взаимодействия общественных организаций и власти. Однако то, что происходит сейчас - та атмосфера, я бы сказала, крайнего цинизма, в которой проходит формирование членов Общественной палаты, - является жутким холодным душем для романтиков Общественной палаты и ставит под сомнение возможность нормального и эффективного освоения этого инструмента.

Существенно и августовское постановление Правительства РФ о порядке образования общественных советов при федеральных министерствах. Фактически они станут создаваться по рекомендации Общественной палаты и работать в рамках тех же ограничений, что и она. А это означает, что люди, которые инициировали какие-нибудь референдумы, например, экологи, просто не могут попасть в эти общественные советы.

Шестое. Комплекс специальных действий государства по регулированию некоммерческого сектора. Это и законопроект, инициирующий огромное количество проблем: это и налоговые проблемы, которые возникли у ряда российских организаций, в том числе крупных, и, наконец, проблема, я бы сказала, двойных стандартов.

И, наконец, как новое явление я бы отметила беби-бум. Резко увеличилось количество молодежных инициатив или инициатив по поводу молодежи (властных, партийных и т.п.) Условно говоря, за молодежью все стали ухаживать с нездешней силой.

Теперь мои основные диагнозы третьему сектору в 2005 году.

Первое: если критиковать российскую власть за то, что оно неправильно реализует социальные реформы, то, мне кажется, давно пора начать критиковать третий сектор за его невнятную позицию по поводу социальных реформ. Ведь тут - приоритетная линия работы третьего сектора, наша линия гражданской обороны. А мы молчим. Мы повернулись спиной к действительности и думаем: "Пусть оно как-нибудь само наладится. Вот когда оно хоть чуть-чуть будет поприличней, мы выйдем и скажем…" А если и говорим, то не так: риторика несовременна, архаична. Диалога нет. Быть может, именно поэтому к нам не идет молодежь?

Второй диагноз, связанный с этим же. Кризис общегражданской кооперации. Заинтересованы ли мы в том, чтобы наши дети имели возможность с такой пенсионной системой, с такой системой льгот все-таки как-то существовать через 15-20 лет?! Если да, то ведь мы эту проблему должны решать! Тишина полная. И, наконец, я прошу прощения, ну неужели мы считаем, что это нормально, когда, пусть озабоченная и реально обиженная часть населения берет в заложники другую часть населения, чтобы давить на власть? Как иначе можно назвать перекрытые улицы российских городов, когда люди сплошь и рядом опаздывали на поезда, потому что они просто не могли проехать?!! Это неправильно! И это не проблема российской власти, это наша проблема, и мы должны попытаться понять, что делать в этой ситуации.

Следующее: многие традиционные организации, как мне кажется, по отношению к социальным реформам уперлись в потолок собственной некомпетентности. Ведь для того, чтобы грамотно относиться к социальным реформам, нужно проводить реальную гражданскую экспертизу, осуществлять реальный гражданский контроль. Бесполезно просто говорить о том, что нас это не устраивает, нужно предлагать варианты. Так что проблема развития собственной компетентности в отношении именно социальных реформ, которые будут реализовываться в регионах, в муниципалитетах и так далее - это тоже наша проблема.

Следующее. Мы столкнулись с тем, что гражданские инициативы отнюдь не совпадают с третьим сектором. Очень часто гражданские инициативы возникают ситуативно, помимо каких-либо организаций. И необходимо не затоптать, а поддерживать эти гражданские инициативы. Если человек готов побыть гражданином только не дольше десяти минут, а потом снова становится обывателем, пусть! Главное, помочь ему в эти десять минут.

Теперь я бы хотела немного поговорить о том, какие перспективы появляются у третьего сектора в связи с национальными проектами, на что нам стоит обратить особое внимание, поскольку существует реальная опасность того, что заявленные в них социальные изменения окажутся квазисоциальными.

Итак, пятого сентября президент выступил с посланием, в котором были обозначены четыре основных национальных проекта - медицина, образование, ипотека и село, то есть агропромышленный комплекс.

Я так понимаю, что в Питере про агропромышленный комплекс, говорить не стоит.

Жилье. Основной посыл заключается в том, что резко увеличивается количество денег, которые будут расходоваться на ипотеку и на субсидии для первоочередников. Соответственно, основной вопрос - как осуществлять гражданский контроль за величиной этих субсидий и реальным распределением средств?

Образование. Отныне будет существовать конкурс на гранты для инновационных образовательных программ: их будут ежегодно получать 30 вузов и 6000 школ. Пока непонятно, по каким критериям будут эти учреждения избираться, каким образом будет происходить конкурсный отбор, и как сделать так, чтобы не существовало подковерной борьбы.

Еще о деньгах. Десять тысяч лучших учителей страны станут получать по 100 000 рублей, условно говоря, ежегодного приза. Опять же: - по каким критериям? Кроме того, выходит, что некоторые учителя будут получать зарплату на порядок большую, чем остальные! Проблема, над которой нельзя не задуматься - третьему сектору в том числе.

Те, кто занимаются альтернативной гражданской службой и проблемами армии, не раз говорили, что наша армия плоха еще и тем, что она абсолютно не связана с дальнейшей судьбой молодого человека. Теперь в армии будут создаваться образовательные центры, причем пилотные проекты начнутся уже в 2006 году. Имеет прямой смысл обратить на это внимание и попытаться понять, кто и как будет реализовывать эту программу.

Здравоохранение. Этот проект самый амбициозный, самый капиталоемкий, на него тратится самое большое количество средств. Среди прочего - на финансовую поддержку поликлинических врачей. Почему только поликлинических? А как же те, кто работает в стационарах? Когда в программе "Времена" этот вопрос задали министру Зурабову, он сказал: "Ну, давайте отдавать себе отчет: там давно платная медицина". Я просто схватилась за голову: что значит - "платная медицина"? То есть в поликлиниках врачам будет платить государство, а в стационарах - больные и их родственники. Совпадает это с нашими приоритетами? Нет. Увеличит ли это расслоение во врачебном сообществе? Несомненно.

Далее. Национальный проект предусматривает обновление оборудования, но ни слова не говорит о приведении в порядок зданий медицинских учреждений. Неужели ставить систему ядерного магнитного резонанса в комнате, в которой протекают потолки?

Много и других несообразностей. Снова получается, что приоритеты разрабатываются в тиши кабинетов за 3-4 недели, а результаты приходится потом расхлебывать в течение трех-четырех лет.

Обобщая, можно сказать, национальные проекты - это наша приоритетная линия, это наша линия гражданской обороны. Сейчас, как заявил министр Фрадков, нужно обсуждать, как национальные проекты будут реализовываться в регионах. Но опять-таки надо отдавать себе отчет: нет гражданского общества в России вообще. Есть гражданские организации, которые работают в Питере, в Москве, в Перми, в Новосибирске и так далее. Необходимо прямо сейчас решать, что мы будем делать с реализацией национальных проектов - во-первых, для того, чтобы понять, как это будет соответствовать национальным приоритетам, а во-вторых, потому, что при таком объеме ресурсов это чрезвычайно коррупционная среда. И нам специально нужно пронизывать все гражданским контролем.

Теперь другое очень важное проблемное поле - реформа ЖКХ. Это очень важная тема для третьего сектора. Все связанное с жильем, затрагивает нас всех - и тех, кто детьми-сиротами занимается, и тех, кто занимается военнослужащими, и всех-всех-всех.

Мне кажется, организациям третьего сектора стоит обратить особенно пристальное внимание на следующие вопросы. Первое. Как защищены люди в сфере долевого строительства - как потребители или как инвесторы? Отсюда возникает огромное количество кризисов.

Второе. Например, согласно нормативным документам, до 1 марта 2006 года все жильцы должны определиться с формой управления дома и выбрать управляющую компанию. После 1 марта 2006 года за них это сделает власть. Предполагается, что жильцы проведут собрание или несколько собраний и придут к согласию. Но ведь везде есть своя специфика. Представьте себе питерский дом, в котором живут и интеллигентные старушки, и так называемые новые русские, и военнослужащие, и просто бюджетники. Как они договорятся о стандартном пакете обслуживания? А ведь времени осталось чуть-чуть.

Еще одна проблема - межевание земли. Как межевать землю между многоквартирными домами? А как межевать землю между питерскими домами, которые один к другому впритык? Кто будет решать эту проблему - формирования этих земельных участков?

Или взять общежития, жильцы которых вообще не участвуют в приватизации. Как показывает практика, проблема эта в принципе может быть решена - и при нашей помощи. Например, в Перми было принято прецедентное судебное решение о разрешении приватизации площадей в муниципальных общежитиях. Инициаторами процесса выступили не только сами жильцы, но и некоммерческая организация "Фонд содействия ЖКХ".

На мой взгляд, крайне важное направление деятельности - грамотное объяснение людям их проблем и их возможностей. Ведь теперь, если человек не платит более шести месяцев за услуги жилищно-коммунального хозяйства, его могут выселить, предоставив ему по социальной норме другое жилье. Но мало кто говорит о том, что может быть заключен договор о рассрочке платежа. Мало кто говорит о том, что должник имеет право на компенсацию, на субсидию.

О чем еще хотелось бы сказать, но, по-видимому, из-за недостатка времени не удастся. Это - модернизация судебной системы, институциональные изменения, реальные правовые условия для изменения форм организации здравоохранения и образования, массовая ипотека, модернизация социальных пакетов и миграционная политика, с которой мы столкнемся в больших количествах.

Итак, чем сердце успокоится. Из хорошего. Первое. В стране реально много денег. Есть возможность попытаться понять, какие у нас есть общественные заказы в отношении этого большого количества денег.

Второе. В стране есть большое количество региональных, местных общественных инициатив, которые просто прорывные. Например, люди в первой инстанции выигрывают суд против законодательного собрания области о том, что неправильно рассчитан монетизационный льготный пакет. Что раз они обещали, что не будет никакого ущерба, компенсаций, то давайте посчитаем, если ущерб есть - давайте отменим. Во втором чтении и во второй инстанции проиграли, а в первой выиграли.

Существует огромное количество гражданских контролей различного уровня. Нужно этим пользоваться.

Существует новая риторика. Новая возможность иначе взглянуть на себя. Существуют молодые, которые предлагают совершенно другие варианты. Приведу просто в качестве заключительного анекдота. Группа "РАДЕК" - молодые художники с анархо-синдикалистским уклоном осуществили следующий "хэппенинг" . На одном из светофоров через Садовое кольцо зеленый свет загорался очень редко, и собиралось очень большое количество народу. И вот, когда этот свет, наконец, зажигался, и народ начинал идти через переход, много народу, буквально, сотни людей, и вдруг над ними поднимаются транспаранты - то есть группа "РАДЕК" поднимает. "Комар - убийца президента". "Макс-Маркс-Экс", "Энгельс Пистолс" и так далее. То есть абсолютно потусторонние лозунги, совершенно никакого отношения ни к чему не имеющие. Но люди-то становятся участниками некой демонстрации. Ну, проходят все, ребята убирают лозунги и ждут следующего светофора. Нам кажется, что это очень смешная вещь, что они издеваются над действительностью. А может, это почти брехтовский новый гражданский стиль? Они показывают, что количество людей неважно - людьми можно манипулировать как угодно. Может быть, это прорастает некоторое новое отношение к действительности, которое заставит нас быть ответственными в любой свободный от основной работы момент? Быть гражданином всегда, когда это возможно, а не только тогда, когда мы вступаем в какую-нибудь организацию. Быть ответственным. Быть ответственным за будущее страны и четко понимать, что может страна, а чего она не может.

Парус в руки и ветер в спину!


1 Постановление Правительства РФ от 2 августа 2005 г. N 481 "О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, руководство которыми осуществляет Правительство Российской Федерации, федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам, а также федеральных службах и федеральных агентствах, руководство которыми осуществляет Правительство Российской Федерации".


Пчела #48 (октябрь-декабрь 2005)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"