ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР ИЛИ ОПРОС ОБ ОПРОСАХ

Роман Могилевский


24-25 июня 2004 года в Санкт-Петербурге прошла Международная научно-практическая конференция "Власть и общественное мнение". Ее инициатором и организатором являлась некоммерческая организация Фонд Исследования Мнений (ФИМ). А основной целью было способствовать развитию диалога властных структур с населением и организациями третьего сектора, а также консолидации исследовательского сообщества.

В работе конференции приняли участие многие ведущие исследователи и специалисты в области общественного мнения из России, стран СНГ и США, представители Администрации и ЗакСа Санкт-Петербурга, Губернатор Новгорода, представители бизнеса, СМИ, общественных организаций и благотворительных Фондов.

В этом номере журнала мы публикуем выступление на открытии этой конференции Президента Фонда Исследования Мнений Романа Семеновича Могилевского, а также материал с круглого стола "Власть и общественное мнение: позиция журналистов и политиков", прошедшего в рамках конференции. Более подробно с материалами конференции можно ознакомиться на сайте ФИМ по адресу http://fim.org.ru/a0/ru/project/view.thtml?i=52&f=0



…Я начну свое выступление с постановки вопроса о мандате поллстера . Здесь в зале находятся политики - они получили свой мандат от избирателей; представители СМИ - они получили мандат от своих издателей, телезрителей, читателей. Кто дает мандат на участие в формировании диалога между властью и гражданами поллстерам? (Простите, я буду постоянно употреблять этот термин, поскольку он позволяет отделить тех, кто занимается исследовательскими практиками в области изучения общественного мнения, от тех, кто работает в области теоретической социологии, можно даже сказать - социологии вообще). Так кто же дает нам мандат на то, чтобы утверждать что информация, которую мы получаем и распространяем, важна для граждан, для власти, бизнеса и СМИ, не слишком ли мы самонадеянны? Что дает нам право претендовать на то, чтобы с нами считались важнейшие акторы социального мира? Мое выступление посвящено, быть может, главной составляющей мандата поллстера - доверию граждан.

В октябре 2002 года мы начали работу над проектом, который условно назвали "опрос об опросе". Мы спрашивали жителей Петербурга о том, что они думают об опросах; участвуют ли они в опросах; что при этом чувствуют; доверяют ли они тем результатам, которые получаются в опросах.

На вопрос: "Приходилось ли Вам участвовать в опросах общественного мнения?" 64% респондентов сказали "нет, не приходилось", 32% утверждали, что участвовали.

На вопрос: "Какие чувства вызвало у Вас обращение к Вам интервьюеров?" - были получены следующие ответы: безразличие - 49%, неудовольствие - 10%, удовлетворение - 26%. (Замечу, что речь в большинстве случаев шла о телефонных опросах, впрочем, я не придавал бы этому большого значения) Таким образом, большинство респондентов не видело в опросах прагматического смысла, какой-либо важности для организации собственной жизнедеятельности или своих отношений с государством, бизнесом, гражданскими институтами.

В ходе этого исследования был задан еще один вопрос. "В СМИ часто публикуются результаты социологических исследований, доверяете ли Вы этим

публикациям?". 43%, то есть относительное большинство опрошенных, считало, что эти публикации сфальсифицированы или служат чьим-то интересам. Таким образом, под сомнение ставилась независимость поллстеров и объективность данных, которые они получают и публикуют.

Обращу ваше внимание на то, что между 2002 и 2004 гг. в Петербурге был отмечен экстраординарный рост числа исследований в области изучения мнений и значительное разнообразие их тематики, а, главное, был отмечен рост интереса СМИ к поллстерской информации, выражавшийся в достаточно регулярных публикациях данных опросов. Это принесло свои плоды.

В апреле 2004 года Фонд Исследования Мнений вернулся к теме "опрос об опросе". Был проведен представительный телефонный опрос 1000 жителей Петербурга. Кроме того, в июне 2004 года другими исследователями были продолжены измерения некоторых индикаторов, которые были использованы Фондом в апреле 2004 года.

Ряд тенденций, выявленных в ходе этой работы, кажутся мне достаточно интересными.

Так, на вопрос: "Знаете ли Вы или приходилось ли Вам слышать о том, что в нашем городе проводятся опросы, подобные тому, в котором вы сейчас участвуете?" - 50% опрошенных ответили, что знают, либо слышали, либо участвовали в опросах. То есть половина взрослого населения города, как минимум, знают о том, что в городе проводятся опросы общественного мнения.

С чем может быть связана такая заметная динамика показателей известности и участия граждан в опросах общественного мнения?

Я бы обратил внимание на два обстоятельства. Первое: поллстерам удалось доказать многим гражданам свою нужность, полезность. Вот ответ на вопрос:. "Проведение опросов в нашей стране, городе, - дело хорошее, нужное или ненужное, вредное?" Посмотрите на результаты - 91% опрошенных говорит о том, что это нужное и хорошее дело.

Можно предположить, что возникло понимание того, что, проводя опросы общественного мнения, поллстеры доносят до людей, до общественности, до власти то мнение, которое имеют граждане. И это оценивается положительно.

В одном из интервью Петербургскому телевидению профессор Б.З. Докторов, ныне живущий и работающий в США, сказал. "В России не всегда удается успешно исследовать общественное мнение по тому или иному вопросу, и причина здесь не в технологиях. Дело в том, что еще не все россияне ценят свое мнение, вот в чем дело. Многие думают, когда их о чем-либо спрашивают, что у интервьюера, который их спрашивает, есть желание получить какое-то определенное мнение. Они не понимают, что у интервьюера есть одно желание - получить мнение именно этого человека. Вот американцы очень ценят свое мнение - "это мое мнение", поэтому он будет высказывать свое мнение, и в этом смысле другая, так сказать, культура".

Мне кажется, мы можем уже говорить о том, что и у нас формируется человек, уважающий собственное мнение и требующий внимание к нему. (Справедливости ради отмечу, что в начале июня был получен несколько иной результат: о том, что это нужное, хорошее дело, говорили 85% респондентов. Эта динамика нуждается, конечно, в контроле. Но, тем не менее, по-прежнему можно констатировать, что абсолютное большинство опрошенных считают опросы нужным и полезным делом).

Замечу, что проблема доверия в ходе исследования измерялась целой батареей вопросов. Например, на вопрос: "Являются ли организации, проводящие опросы, как правило, независимыми или они стремятся получить такие данные, которые нужны властям?" - 59% респондентов ответили, что эти организации являются либо "независимыми", либо "скорее независимыми".

Еще одним показателем являются ответы на вопрос о доверии к результатам деятельности агентств, специализирующихся на опросах общественного мнения, и к используемым ими методам. Так, был задан вопрос: "Организации, проводящие опросы, часто делают прогнозы итогов выборов. Как Вы думаете, в основном они дают верный прогноз или их предсказания ошибочны?" 56% опрошенных ответили "в основном они дают верный прогноз", и только 18% считают, что в основном предсказания ошибочны.

Уверенность большинства в точности прогнозов поллстеров и доверие к результатам их работы косвенно подтверждаются фактами использования этих результатов при планировании гражданами тех или иных социально значимых действий. Так, в ходе июньского 2004 года опроса, отвечая на вопрос: "В период недавних выборов, когда газеты, радио, телевидение регулярно информировали граждан о результатах предвыборных опросов в Петербурге, интересовались ли Вы тем, за кого из кандидатов проголосуют петербуржцы?" - 55% опрошенных заявили, что они интересовались тем, за кого из кандидатов проголосуют жители Петербурга.

Есть данные других исследовательских организаций о том, что подобный интерес определенным образом сказывался на электоральном поведении. На мой взгляд, этот момент, а именно переход от пассивного восприятия поллстерской информации к её активному использованию, играет ключевую роль в становлении опросов общественного мнения как важнейших институтов демократии.

В связи с этим хочу процитировать еще одно место из интервью профессора Б. Докторова. "Изучение общественного мнения, как и функционирование самого общественного мнения - это элемент демократических отношений в обществе. И если демократия более старая, более зрелая, более глубокая, то естественно, что данные об общественном мнении собираются регулярнее, учитываются обстоятельнее, от них реже можно отмахнуться.. А если демократия только становящаяся, слабая, ищущая себя, то в этих обстоятельствах, и не определена позиция, роль этого общественного мнения - никто не знает, что с ним делать, как с ним вести себя".

Таким образом, констатировав рост доверия граждан к поллстерам и результатам их работы, мы с уверенностью можем говорить, что граждане выдали им мандат на производство, распространение и использование результатов опросов. Но другой вопрос, используют ли эту информацию те, кому она в первую очередь адресована, - власть, бизнес, гражданские организации?

В этой связи в ходе исследования Фонда Исследования Мнений изучался вопрос о том, считают ли граждане, что власть и другие акторы социального поля обладают полной информацией для принятия важных социальных решений или они должны получать "консультацию" со стороны народа.

Эту часть исследования мы назвали "Консультируем власть".

Что дает нам основания считать, что власть нуждается в консультациях со стороны народа?

Первый вопрос, который мы задали, касался того, как люди считают: хорошо ли власти Петербурга знают основные проблемы города? Получилось, что 46% - примерно половина опрошенных - считает, что власть плохо информирована о проблемах города, а 43% - что хорошо. Очень мало оказалось людей, которые затруднились ответить на этот вопрос.

А потом примерно тот же вопрос мы задали в отношении населения: "Некоторые утверждают, что население Петербурга хорошо знает основные проблемы города и поэтому может советовать властям, как лучше решать его проблемы. Как думаете Вы?" 66% опрошенных считают, что население хорошо знает проблемы города и поэтому может советовать, как лучше решать эти проблемы. Противоположное мнение имело только 21% респондентов.

Другими словами, людей, которые выступают за то, чтобы население консультировало власть, в три раза больше, чем людей, имеющих противоположное мнение. При этом граждане отдают важную роль в этих "консультациях" опросам общественного мнения. Так, на близкий по смыслу вопрос: "Есть две точки зрения. Первая - власти хорошо знают мнения людей о проблемах города, и потому опросы не нужны. Вторая - власти мало информированы о мнениях петербуржцев, и потому опросы необходимы", - 88% опрошенных поддержали вторую точку зрения.

А каково мнение горожан в отношении фактического использования результатов опросов, например, в практике работы городских властей? Так, на вопрос: "В какой мере власти города используют в своей работе результаты опросов населения?", - были получены такие ответы: "используют от случая к случаю" - 52% опрошенных, "практически не используют" - каждый пятый.

Эти данные относятся к исследованию ФИМ в апреле 2004 года, однако в июне число людей, которые говорят, что используют "от случая к случаю" уменьшилось, а число тех, которые говорят, что не используют вообще, увеличилось. Является ли это результатом случайных статистических колебаний или это устойчивая тенденция - ответит время.

Я думаю, что уровень востребованности городской властью результатов исследований поллстеров с точки зрения граждан выглядит явно недостаточным. Об этом прямо свидетельствуют данные, полученные при анализе ответов на вопрос: "В последнее время люди часто отказываются от участия в опросах, как Вы считаете, почему это происходит?"

Этот вопрос был использован нами для проверки гипотезы о возвращении самоцензуры при контактах респондентов с исследователями. Однако только 13% говорят, что такая мотивация отказа от сотрудничества ведущая. Большинство же считает, что главная причина того, что граждане отказываются сотрудничать с исследователями, - недостаточный учет общественного мнения властью. С этой точки зрения, тот, кто отказывается, как правило, полагает, что участие в опросах - пустая трата времени. Можно утверждать, что большинство граждан предполагают, что информация поллстеров нужна, важна, но власти ее игнорируют. То есть имеет место критика не столько в адрес поллстеров, сколько в адрес власти. Насколько адекватно это мнение - вопрос другого исследования. Но если так много людей полагают, что власть игнорирует их мнение, в том числе отраженное в опросах общественного мнения, с этим трудно не считаться.

Таким образом, мы подошли к вопросу, который касается участия общественного мнения в формировании власти; к вопросу о том, в какой степени мы можем влиять на этот процесс, в какой степени мы - сильное, уверенное в себе сообщество, с которым должна считаться власть, потому что большинство граждан его поддерживает?

Укажем на полушутливую, но реальную статистику ответов на вопросы об одобрении деятельности различных политических институтов, которое измерялось в ходе того же исследования.. Деятельность Государственной Думы полностью одобряют 11%, правительства РФ - 23%, полномочных представителей Президента - 25%, силовых ведомств, спецслужб - 27%, администрации президента - 28%. Самая высокая позиция у президента России - 62%, но еще выше позиция поллстера: его деятельность одобряют 91%. Таким образом, если бы задать вопрос: "Если бы в следующее воскресенье были выборы Президента, и в выборах участвовал такой человечек, которого зовут Поллстер, за кого бы Вы проголосовали?" - думаю, он, Поллстер, стал бы высшим должностным лицом в РФ.

Если с этой шутливой точки зрения рассмотреть политическое развитие РФ, то я могу описать модель прекрасного нового мира следующим образом:
1. Граждане доверяют поллстерам.
2. Граждане выбирают власть.
3. Граждане выбирают такую власть, которая доверяет поллстерам.
4. Отсюда лозунг: "Вся власть гражданам, которые выбирают власть, которая доверяет поллстерам!"
Впрочем, мир не подчиняетстся законам формальной логики. В исследовании ФИМ, о котором, главным образом, шла речь в моем выступлении, был задан вопрос: "Некоторые говорят, что в ходе избирательной кампании кандидаты обещают прислушиваться к мнениям избирателей, а когда их выбирают, они забывают обещания. В какой мере Вы согласны с этим мнением?". 60% составил ответ - "полностью согласны", а 33% - "скорее согласны".

Так что, до прекрасного нового мира нам, кажется, еще далековато.


* 1.с некоторыми сокращениями
* 2. Под термином " поллстеры", как правило, понимаются специалисты, занимающиеся социологическими опросами. Термин произошел от английского слова "poll", означающего "спрашивать", "узнавать".



Пчела #46 (октябрь-декабрь 2004)





 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"