МОЛЧАНИЕ - НЕ ВСЕГДА ЗОЛОТО, ИЛИ КАК ПОСТРОИТЬ ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В ОТДЕЛЬНО ВЗЯТОМ ДВОРЕ

Игорь Смирнов


Каждодневная борьба за собственные права - предмет национальной гордости американцев. Почти у каждого гражданина США есть своя мечта: проснуться однажды утром и увидеть, что страна, в которой он живет, штат, город, квартал, улица, небоскреб или ранчо - так или иначе изменились к лучшему, а он/она приняли в этом непосредственное участие. Культура защищать собственные права - тоже культура. Культура диалога, общения, обмена мнениями с соседями, полицейскими, членами муниципалитета.

В России деятельность правозащитных организаций часто заканчивается менее успешно, чем планировалось, именно ввиду отсутствия таковой культуры у большинства граждан. И взяться этой культуре как будто неоткуда. В сталинское время процветала культура "доноса", в застойные годы не осталось даже поводов за что-либо бороться. Миллионы советских "граждан" знали, что проснутся завтра утром (и послезавтра, и через три года) все в той же коммуналке - СССР. Десятилетия страха и равнодушия выработали в людях привычку молчать, терпеть… Альтернативами гражданской инициативы выступали пьянство, бытовое хамство, нервные срывы, драки.

В новой России многие молча терпят унижения по тем же причинам. Люди либо боятся, либо отчаялись что-либо изменить. Боятся богатых, "крутых", наглых, разочарованы в работе милиции, подозревают, что "все решают крыши".

… Во дворе дома 27 по 8-ой линии Васильевского острова сложилась типичная для питерских дворов-колодцев атмосфера. Толпа пьяных подростков каждый вечер в привычное время заводит магнитофон, достает баллончики с красками и начинает расписывать стены дома-памятника угрюмой мазней. Жильцы прикрывают форточки и делают вид, что беспредел творится не на их улице и не в их городе. Милиция сюда не ездит - не вызывают. Поведение подростков поощряется семьей П., которая создала себе в глазах соседей имидж "новых русских", выжив из коммунальной квартиры на первом этаже школьную учительницу и поставив на окна стеклопакеты. Не встретив почти никакого сопротивления, г-да П. сочли себя хозяевами "вороней слободки", которую сами создали.

В конце ноября этого года подростки напали на корреспондента немецкоязычной газеты Sankt Petersburgische Zeitung Тимофея Нешитова, посчитав, что не его это дело - делать им замечания по поводу свинарника в подъезде. Журналиста и его семью попытались избить, а их гостья из Баварии Сандра Бирцер вынуждена была выслушать в свой адрес грубейшие антисемитские выкрики. Вскоре после случившегося в Институте региональной прессы прошла пресс-конференция на тему: "Правонарушения в Петербурге глазами немецкой журналистки". Сандру Бирцер, участницу "Петербургского Диалога", автора статей о России в немецких и российских СМИ, более всего поразило, что хамство подростков подкрепляется хамством (и кулаками) взрослых, а оскорбление национального достоинства расценивается правоохранительными органами всего лишь как хулиганство. Двор, где члены семейства П. и их малолетние приспешники позволяют себе выкрикивать нацистские лозунги, находится в двух шагах от набережной лейтенанта Шмидта, где в ближайшее время установят памятник Иосифу Бродскому; в соседнем доме некогда жил Осип Мандельштам, о чем свидетельствует мемориальная доска. Еще немецкую журналистку удивило то, что семья Нешитовых вынуждена была одна отбиваться от обнаглевшей шпаны, в то время, как остальные обитатели двора боялись вмешаться... К счастью, милиция приехала вовремя. Впрочем, стражи порядка ограничились разгоном подростков и их "воспитателей", даже не удосужившись установить личности виновных. "Такое в Германии просто невозможно", - заявила российским журналистам Сандра Бирцер.

Чем закончится противостояние на 8-ой линии, предсказать трудно. Против семейства П. возбуждается уголовное дело. Что предпримет немецкое консульство? Какова будет реакция властей, так и не давших пока официальной оценки происходящему? Пока что Сандра Бирцер наблюдает за развитием ситуации со страноведческим интересом, а во дворе дома 27 продолжает до утра играть громкая музыка и раздается пьяный гогот "хозяев двора"...

Защищая свои права, петербуржцы ведут себя далеко не всегда так пассивно, как обитатели двора дома 27, предпочитающие молчать о своих проблемах.

На днях мне пришлось усомниться в том, что в России уже наступил XXI век. В маршрутке у метро "Ладожская" по дороге на работу мужчина лет пятидесяти совершенно неожиданно обратился ко мне: "Вы случайно не знаете этого парня?". Перед лицом у меня оказался чужой паспорт с черно-белой фотографией, дата рождения: 1979. - "Не знаю. А в чем дело?" - "Вчера трое отморозков надругались над моей супругой. Один уронил паспорт. Вот еду разбираться. Мы в Рыбацком живем. Супруге 48 лет". - "Вы в милицию обратились?" - "Нет... Я сам разбираюсь. Я охранником работаю. Не знаю... Наверное, убью". Мужчина почему-то желает мне удачи и быстро покидает машину, остановившуюся на светофоре.

Петербуржцы молчат. Безмолвствуют. Молча терпят. Молча убивают. Возможно, проклинают собственное молчание, но продолжают молчать. Петербуржцы забыли, что можно улучшать жизнь к лучшему собственными силами. Что свою затаенную мечту о чистом и тихом дворе можно осуществить. Об этом стоит лишь сказать. Громко. Сперва самому себе. Затем соседу. И вместе взяться за дело.


Из выступлений на пресс-конференции в Институте региональной прессы 4 декабря.

Владимир Троян, проректор СПбГУ, член Оргкомитета

"Петербургского Диалога".

- Такие инциденты недопустимы на территории "Петербургского Диалога". Это подрывает имидж города, имидж страны. С растущей волной национализма нужно что-то делать. У нас в СПбГУ учится тысяча иностранных студентов. Если мы хотим, чтобы в северную столицу продолжали приезжать студенты и преподаватели из-за рубежа, власти должны обеспечить их безопасность.

Юрий Вдовин, "Гражданский контроль":

- К сожалению, происшествие на Васильевском - не единичный случай разжигания межнациональной розни. 21 сентября молодые люди, причисляющие себя к скинхедам-нацистам, напали на таджикских цыган-люли, зверски избили их, действуя топором, арматурой и ножом. Две женщины и двое детей были госпитализированы с множественными ранениями, в результате которых одна их них - шестилетняя девочка - скончалась в больнице. Затем был убит студент - уроженец Маврикия. А в конце сентября в городском суде начались слушания по делу об убийстве молодыми фашистами азербайджанца, торговавшего арбузами. В этом случае предъявлено обвинение в убийстве на почве расовой ненависти. Наконец, совсем недавно скинхеды искалечили студента из Нигерии.

От имени руководителей нескольких организаций ("Мемориал", "Гражданский контроль", Российский комитет адвокатов, Группа по правам национальных меньшинств, Центр правовой помощи, общественная организация "Африканское единство") отправлено обращение к губернатору Санкт-Петербурга. В ответе содержится указание на некие правоохранительные действия, но проблема шире. Действия ведомств разобщены, и четкой антифашистской политики в городе нет. Фашиствующие молодчики разгуливают по Петербургу практически безнаказанно.


Пчела #44 (ноябрь-декабрь 2003)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"