АПОЛОГИЯ ПРИЗРАКА

Женя Ласнухина


Воспитанники Колпинской колонии (фото Людмилы Кашпур)Издавна человек рассматривает мир в категориях "свое"/"чужое". Свое - культурное, принадлежащее данному человеческому коллективу, чужое - принадлежащее другим сообществам или природе. Неизвестное, "ненаше" приобретает черты священного, но и пугающего, сакрального. Границы сакрального и профанного пространств подвижны. В пространстве, как физическом, так и социальном, есть точки сакральности. В древности это были святилища, перекрестки, пещеры, захоронения. В современности - такое качество отчасти приобрели тюрьмы.

Для общественного сознания тюрьма - это место перехода из состояния жизни в состояние не-жизни. Однако "умерев" на СРОК, люди из тюрьмы возвращаются, переходят Стикс в обратную сторону. Становятся ли они снова "живыми"?

Социальная статистика показывает, что большее число освободившихся нуждаются в реабилитации: социальной, медицинской, психологической, иногда и психиатрической. Ничего этого они не получают. Не существует таких, столь необходимых для громадного числа людей, эффективно работающих государственных программ. Получается, что преступник за свое преступление расплачивается не единожды - сроком, а многожды - последующим негласным, но практически тотальным поражением в правах. Бывшим зекам трудно получить работу, прописку, жилье, деньги, признание, социальные гарантии - все, что составляет обычную жизнь. Зато они получают равнодушие, недоверие, брезгливость по отношению к себе со стороны "нормальных" членов общества, которые, наверное, думают, что пословицы народные - не про них писаны, и отнюдь не торопятся на равных с собой правах включать бывших зеков в свои стройные ряды. И не то, чтобы активно плохо относились вольные к бывшим зекам, но как-то стараются не замечать, игнорировать и держаться от них подальше. Так, на всякий случай, чтобы не "заразиться тюрьмой".

Таким образом, бывшие "мертвые" так и не становятся "живыми". Человек становится маргиналом, не принадлежащим ни к одному из этих царств. Клеймо тюрьмы, по которому они безошибочно отправляются в отряд "чужих", навсегда запечатлевается на их лбах. Они становятся социальными призраками, которые "как бы" находятся среди нас. Они как бы живут, как бы работают, как бы существуют. Они не в состоянии жить в полную силу, хотя хотелось бы, и желание есть, и силы, но как-то… инструмент в руки не взять: сквозь проходит.

Мне кажется и с гуманистической, и с прагматической точки зрения, эта ситуация крайне нехороша. Попробую предложить принципиально иной взгляд на заключенного. Зэк, преступник - пассионарий - зачастую человек незаурядный, экстремальный, способный к мгновенному принятию решения, к риску; человек, с большой долей условности относящийся к всевозможным рамкам и ограничениям, способен к более творческому подходу в решении каких-либо вопросов. Если рассмотреть такого человека вне "закона", то есть, исключив то, что он преступник, человек, пре-/переступивший, совершивший ЗАПРЕЩЕННОЕ действие? Если рассмотреть его как человека, способного совершить ДЕЙСТВИЕ? Много ли мы знаем людей, способных от слов перейти к делу. Почему бы такие человеческие способности не использовать "в мирных целях" как раз там, где "нормальная" заурядность все провалит: на трудных участках, в критических ситуациях, в зонах конфликтов?..

Помимо программы реабилитации бывших заключенных, адаптации их к текущему моменту жизни, необходимо, хотя бы в качестве профилактики преступности, создать для таких людей условия, в которых они ДО преступления, не совершая его, могли бы реализовать свои способности в социально приемлемой форме. А это эффективная программа по работе с молодежью (превентивные меры) и политика социальных гарантий - для всех граждан: человек, которого "и здесь неплохо кормят", лишний раз рисковать не захочет и различных девиантностей от него ожидать не приходится. Но это уже - государственная политика…


Пчела #42 (май-июль 2003)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"