ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ МЯГЧЕ МЯГКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ?

Беседовала Гуля Королева


20-22 марта в Санкт-Петербурге проходила конференция "Фабрики мысли Балтийского региона: стратегии сотрудничества с общественностью по проблемам безопасности". Одним из основополагающих выступлений на этой конференции был доклад профессора кафедры международных отношений и политологии Нижегородского лингвистического университета А.С. Макарычева "Безопасность как феномен публичной политики: общие закономерности и проекции на Балтийский регион". Предлагаем вниманию читателей небольшое интервью с Андреем Станиславовичем.

Пчела: В вашем докладе очень часто употреблялся термин "мягкая" безопасность, не могли бы вы пояснить, что он означает?

А.М.: Можно выделить несколько периодов в эволюции взглядов на проблемы безопасности. На начальном этапе (1918-1955 годы) перспективы достижения безопасности в основном связывались с международным правом, межправительственными организациями и разоружением. При этом понимание безопасности было тесно связано с категорией суверенитета: "Безопасность может быть гарантирована только при обеспечении суверенитета". Однако постепенно в научных кругах стало формироваться представление о том, что вопросы войны и мира слишком важны, чтобы отдавать их на откуп так называемым стратегическим исследованиям, в рамках которых первостепенную роль играли вопросы баланса военных сил, соотношения между ядерными и обычными вооружениями и пр.. Поэтому, начиная с 1985 года, происходило расширение концепции безопасности за счет включения в нее негосударственных аспектов. Произошло выделение нескольких уровней безопасности (от низового - grassroots - до наднационального).

Еще позднее, примерно с 1995 года, безопасность стала рассматриваться применительно не только к уровням, но и к различным сегментам социума, что привело к формированию представлений о "мягкой безопасности".

Концепт "мягких" (то есть негосударствоцентричных) форм безопасности основан на убеждении в том, что безопасность лежит в основе нашего индивидуального и коллективного существования. В отличие от сторонников "жесткой" трактовки безопасности, их оппоненты полагают, что суверенитет - это источник опасностей, поскольку борьба за него традиционно лежала в основе войн между государствами и массового насилия.

Пчела: А "мягкая безопасность" и "человеческая безопасность" - это не одно и то же?

А.М.: Существует несколько версий того, что конкретно понимается под "человеческой безопасностью". Согласно первому подходу, "человеческая безопасность" эквивалентна удовлетворению основных потребностей людей (в продовольствии, здравоохранении, экологии, благоприятной культурной среде, работе, достойных доходах), обеспечивающих их выживание. Такой взгляд, в частности, содержится в документах Программы развития ООН. В том же ряду понимается и "политическая безопасность", в том смысле, что укрепление институтов демократии рассматривается как важный компонент обеспечения безопасности.

Второй подход тоже ставит в центр внимания социальные параметры безопасности, однако не ограничивается минимальными стандартами: согласно этому взгляду, безопасность может быть обеспечена только на основе стратегии долгосрочного развития, в рамках модели "всеобщего благосостояния" (social welfare).

Третий подход фокусируется на так называемых "новых" ("нетрадиционных") источниках опасности: это массовые эпидемии, наркомания, торговля людьми, преступления в сфере информационных технологий, массовое нахождение оружия в частном пользовании, терроризм. Сюда же нужно добавить и так называемые "лингвистические" аспекты безопасности, связанные с трудностями социальной интеграции языковых меньшинств.

Четвертый подход видит конкретное осуществление "человеческой безопасности" в виде так называемых "гуманитарных интервенций", которые могут избавить большие массы гражданского населения от этнических и межконфессиональных конфликтов. Парадокс этого подхода состоит в том, что он выдвигает на первый план государство или группу государств, чьи ресурсы призваны сыграть решающую роль в обеспечении эффективности таких интервенций.

В исследовательской литературе часто встречается тезис о потенциальной конвергенции понятий "национальная" и "человеческая" безопасность. Некоторые авторы предпринимают попытки стереть грань между этими формами безопасности, ставя реализацию "человеческой" безопасности в зависимость от действий правительств. Однако такой подход негативно воспринимается теми, кто отдает приоритет негосударственным формам обеспечения безопасности. По их мнению, относительно немногие в мире испытывают угрозы со стороны соседних государств. Гораздо большему количеству людей угрожают - прямо или косвенно - свои собственные.

Пчела: Как "стратегии сотрудничества с общественностью по проблемам безопасности", заявленные в теме конференции, могут реализовываться в социальной практике, в смысле работы с местными сообществами?

А.М.: - Эти стратегии могут быть различными. Во-первых, с точки зрения информационных отношений, важным направлением было бы формирование у общественности адекватного понимания сути проблем "мягкой безопасности", включая вопросы экологии, преступности, миграции и пр.

Многим неправительственным организациям вполне по силам заполнить тот содержательный вакуум идей, который очевиден в нашем информационном пространстве. Нужно поставить целью научиться о сложных вещах говорить понятным и доступным языком с тем, чтобы привлечь к решению проблем максимально большой круг людей. В значительной мере, это - проблема языка: известно, что пассивность граждан часто объясняется тем, что они уверены в "недоступности" той или иной проблемы.

Во-вторых, нужна стратегия вовлечения наиболее профессиональных из неправительственных организаций в формирование политической "повестки дня" на региональном уровне. Решить проблемы окружающей среды без экологических организаций нельзя, равно как и реформировать отношения в Вооруженных Силах без учета позиции Комитетов солдатских матерей.

Механизмы вовлечения могут быть разными: Общественные палаты, конкурсы социальных проектов, например, такие, как "Ярмарка социальных проектов" в Приволжском федеральном округе, различные консультативные советы.

Пчела: Правильно ли я понимаю, что вы ставите знак равенства между местными сообществами и неправительственными организациями?

А.М.: Нет. Местные сообщества, в моем понимании, это более широкое понятие по сравнению с НПО. Сообщества строятся по сетевому принципу и обязательно должны быть объединены если не общими ценностями, то хотя бы общими нормами и интересами. Другими словами, НПО - это институциональная основа для постепенного формирования местных сообществ.

Пчела: Можно ли, на ваш взгляд, говорить о российской специфике формирования и функционирования местных сообществ?

А.М.: В отличие от стран Запада, российские местные сообщества вынуждены не столько заполнять своей деятельностью какие-то социальные "ниши", но и формировать их, то есть доказывать необходимость и полезность своего существования. Кроме того, российским НПО приходится тратить много усилий на пробивание "стены непонимания", которая разделяет их и официальные органы власти.

Пчела: А вам не кажется, что кроме стены между властью и НПО, существует стена между НПО и большинством населения?

А.М.: "Стену" между профессиональными НПО и рядовыми гражданами разрушить, на мой взгляд, все же легче, чем ту, которая разделяет неправительственный сектор и власть - по той причине, что в последнем случае решающим фактором является различие интересов. Что касается проблемы НПО - Гражданское Общество, то здесь причины трений носят не принципиальный характер: речь идет о выработке общих процедур, формата, понимаемого всеми языка, на котором будет строиться коммуникация.


Пчела #4(41) (январь-апрель 2003)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

http://skachatadobephotoshop.ru

Письмо в "Пчелу"