ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАСТИ, КИТАЕ И МЕСТНОМ САМОУПРАВЛЕНИИ

Интерьвью с Владимиром Львовичем Римским


Предлагаем вниманию читателей не столько интервью, сколько монолог, заведующего отделом социологии Регионального общественного фонда ИНДЕМ ("Информатика для демократии") Владимира Львовича Римского.

Пчела: У нас много говорят об "общественном участии", о воспитании гражданской активности и так далее. Но на самом-то деле люди сейчас не хотят ничего делать, поскольку не верят, что могут что-то реально изменить. Как вам кажется, это кого-нибудь на верху волнует?

В.Р.: Да, волнует. Например, это явно волнует нашего Президента и его Администрацию. Потому что наши граждане всё меньше ходят на выборы, всё меньше верят обещаниям власти изменить жизнь к лучшему, всё чаще стараются уклониться от исполнения своих гражданских обязанностей, например, от службы в армии и т.п.

И, на мой взгляд, новый комплекс законопроектов о местном самоуправлении, как раз является отражением волнения власти о снижении гражданской активности в обществе. Ведь следствием становится необходимость расширять обязательства государства по решению проблем, которыми могли бы заниматься сами граждане. И объём таких обязательств, особенно социальных настолько велик, что государство с ними уже не справляется. Нужны какие-то реформы, государству нужно убедить или заставить граждан быть активнее.

Другое дело, что предлагаемый способ решения этой проблемы на уровне местных сообществ, небольших поселений и районов нашей страны совершенно неадекватен ситуации, потому что предполагает ориентацию на статистические показатели, которые выдаются за реальность, а таковыми не являются. Вернее, из этих статистических показателей и бюрократических документов конструируется некая новая реальность, которая в сознании чиновников полностью заменяет настоящую. Чиновники хотят убедить граждан в том, что именно их реальность является настоящей, и именно в ней они предлагают обществу решения проблем. В действительности же такого рода решения окажутся в лучшем случае малоэффективными, а в худшем - разрушительными для местных сообществ.

Так, новый законопроект "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" вводит двухуровневую систему местного самоуправления: на нижнем уровне будут городские и сельские населённые пункты, а на верхнем - городские округа и муниципальные районы. Как реально произойдёт такая реорганизация управления будет зависеть от размеров территорий и числа жителей нынешних районов, городов и населённых пунктов, а не от того, насколько успешно или не успешно местные сообщества решают свои проблемы, какой у них есть опыт использования процедур решения этих проблем с помощью одноимённого действующего закона, принятого в 1995 году.

Статистика показывает, что деятельность местного самоуправления почти везде в России не имеет достаточного финансового обеспечения, и вместо анализа причин и возможных вариантов создания собственной финансовой базы для местных сообществ им предлагается получать всё финансирование от вышестояших структур. Но ведь нужно не финансы выделять, а давать возможности решать проблемы, концентрировать финансы на наиболее важных программах и проектах, вкладывать их в развитие местных сообществ, инвестировать, а не просто "осваивать". Чиновники этого не понимают.

Знаете, когда человек заболевает и у него поднимается температура, надо не температуру сбивать, а диагностировать и лечить болезнь, а этот законопроект направлен скорее на "сбивание температуры", на изменение границ территорий и предоставление финансов по принципу выравнивания возможностей новых образований. Т.е. не стимулирует выздоровление хотя бы некоторых, а с их помощью и соседних местных сообществ, а стремится сделать всех немного больными.

Да, граждане проявляют низкую активность во многом потому, что они на практике убеждаются в бесперспективности этой активности. Это с одной стороны. С другой - они проявляют иногда очень большую активность, но вне нормативных рамок, пытаются обойти закон! Причем делают это потому, что в законных рамках их проблемы решены быть не могут.

Приведу пример.

Сейчас нам политики и СМИ все время объясняют, что суды - это институт защиты прав граждан. Ответственно заявляю, что этого в России пока нет.

Когда вы приходите в суд, там в первую очередь пытаются не принять ваш иск. И это понятно, потому что, если они примут хотя бы половину исков, с которыми к ним обращаются, они не успеют их все провести через судебные заседания, суды просто рухнут под таким объёмом работы.

Поэтому реально принимается от силы 10-15% исков. Только очень настойчивые граждане добиваются этого. Но даже, если иск принят, радоваться обычно рано. Судебное разрешение тяжбы с соседом растягивается на годы, а тяжба с государственными или бизнес-структурами в дополнение к этому обычно заканчивается для гражданина проигрышем, так как у таких его оппонентов гораздо больше возможностей повлиять на принятие решения.

И это относится не только к отдельному гражданину. По сути, у всей местной общины нет никаких законных способов для своей защиты, и вышестоящая власть всегда сможет настоять на своем, а местное самоуправление при этом в очередной раз пострадает.

Пчела: А какое местное самоуправление вы имеете в виду - московское, питерское или провинциальное?

В.Р.: В Москве никакого местного самоуправления просто нет, там слишком сильная Администрация города, в Петербурге - послабее, но я думаю, она тоже будет постепенно усиливаться.

Изменения, предлагаемые в законопроекте, сильнее всего ударят по слабым, но довольно самостоятельным: по худо-бедно сложившейся практике сравнительно эффективного управления на уровне некоторых российских районов.

Причем, как правило, это районы, которые не имеют больших финансов. Именно поэтому там может формироваться достаточно эффективная практика управления: там нет особых интересов для криминальных структур и коррупции. В этой ситуации как раз очень важно кто и как руководит таким районом. И если удается убедить граждан, чтобы они работали, то постепенно ситуация улучшается и все начинают жить лучше. Правда, тоже до поры до времени, пока финансовые возможности такого района не становятся привлекательными для криминала или коррумпированных чиновников. Таких районов не так много, но они есть.

Пчела: А что на ваш взгляд является в этой ситуации ключевым моментом?

В.Р.:

То, что в этих районах власть далеко и не мешает руководителю района, которого жители воспринимают как своего, поступать в их интересах. Это вообще ключевой момент для руководителя административного образования: действовать в интересах жителей, дать им возможность своим трудом зарабатывать и жить так, как они хотят.

Если вернуться к реформе местного самоуправления, то, на мой взгляд, вместо того, чтобы каким-то умозрительным способом описывать систему взаимоотношения федеральной, региональной, местной власти, детально определяя общие для всей огромной страны подробности её организации, правильнее было бы осуществить социальный эксперимент...

Пчела: Ой-ее-ей… Не хватит ли экспериментов над гражданами?

В.Р.:

Речь не идёт об экспериментах над гражданами. Нужно сначала в достаточно обстоятельном исследовании выявить и описать реальные проблемы местных сообществ, а также практику их решений, как позитивную, так и негативную. А потом попытаться предложить сообществам с малоэффективной практикой использовать опыт более эффективных. И не навязывать никаких нововведений! Просто некоторый период изучать, убеждать и следить за тем, как реализуются более или менее успешные практики. Это будет шанс для всех, это будет возможность и для власти увидеть, какие законы и какие другие нормативные документы следует принимать, чтобы помочь усвоить передовой опыт. Этот путь долгий, но именно так постепенно можно улучшить жизнь местных сообществ.

Ведь есть опыт более или менее успешных районов в России, опыт стран Балтии и Восточной Европы, где многие вопросы успешно решаются, можно создать методические материалы, проводить семинары с активистами, с руководством районов, рассказывать обо всех известных способах решения проблем. По принципу, мы, власть, вам ничего не навязываем, мы вас проинформировали, а вы делайте, как считаете нужным. Естественно, большинство не будет ничего делать. Отлично! Вот тогда мы, власть, вам устроим всё по-своему, но уже именно то, что работает у других, а не то, что придумано в кабинетах чиновников.

Это принципиально другой метод властвования, принципиально иной способ осуществления взаимодействия власти и общества. Наша власть вынуждает граждан делать так, как считает правильным, при этом никто не убежден, что все получится удачно. А я предлагаю граждан убеждать, направлять, создавать им возможности самостоятельного решения их проблем с использованием результатов исследований, мониторинга, успешного опыта других посёлков, районов, городов, стран и т.п.

И я могу вам привести конкретный пример страны, в которой некоторые элементы такого способа властвования успешно реализуются. Это не демократическая страна, это - Китай, где власть весьма авторитарна и зачастую достаточно жестко обходится с гражданами. Но в части изменения взаимоотношений власти и граждан и Китай может дать нам полезные примеры.

В 1978 году, когда крестьяне стали вместо колхозов делить землю между семьями, а потом сами своим разумом организовывать кооперативы для сбыта продукции, - причем поначалу они смертельно боялись наказания за эту инициативу - группа из ЦК КПК проехала по стране, описала имеющиеся практики и руководство страны, включая КПК, дало добро на проведение такого эксперимента. А ведь крестьяне боялись физического уничтожения руководителей таких кооперативов, и общины брали на себя обязательства пожизненно содержать в таких случаях их семьи!

Но с этого началась китайская реформа! И она и сейчас так ведется. Принцип один: если местное сообщество проявляет инициативу, пожалуйста! Власть их только направляет. Задачи едины для всей страны - повышать жизненный уровень граждан, повышать прибыли бизнеса на каждой территории, обеспечивать развитие внутреннего рынка страны, экономический рост и другие в зависимости от этапа проведения реформ. На первом этапе, например, ставилась задача просто накормить народ после культурной революции. А теперь - Китай получает три урожая риса в год и может вывозить его на экспорт. Китайцы живут бедно, в целом беднее нас, но уже не голодают.

Понимаете, власть она везде одинакова. Она пытается снять с себя ответственность. Что это значит?

По-китайски, это значит разрешить тем, кто хочет, работать так, как они хотят, дать возможность всем желающим заработать на достойную жизнь и укрепить систему взаимопомощи, поддержки не имеющих возможности так работать в семьях, среди родственников.

По-российски, это значит навязать гражданам те принципы и методы решения проблем, вообще организации жизни, которые чиновниками считаются правильными, сняв с себя, с власти, имевшиеся ранее обязательства по социальному и иному обеспечению, например, гарантированию вкладов в банках. Поэтому китайцы в целом поддерживают свою власть, они видят, что каждый гражданин ежегодно повышает уровень своей жизни и жизни своей семьи. Кто-то больше, кто-то меньше, но повышают все. А в России граждане не доверяют власти, не ждут от неё ничего хорошего, самое лучшее, что она может сделать - не мешать им.

Сами же граждане постоянно нарушают законы, нормы и правила, которые власть им устанавливает, потому что по этим законам, нормам и правилам просто невозможно жить. Отсюда в России рост теневой экономики, коррупции и других негативных явлений. Они есть и в Китае, но Китай растёт и повышает благосостояние граждан, а мы - остаёмся в глубоком кризисе.

Пчела: А почему наша власть норовит нас кинуть, а китайская нет? Это разница менталитетов?

В.Р.:

Я бы вообще не употреблял такое слово как менталитет, поскольку никто не знает что это такое. Я просто как исследователь описываю вам ситуацию. Возможно, это определяется сложившимися структурами сознания и системой управления, которая у нас в стране формировалась десятилетиями, еще в советское время.

Пчела: Но ведь та власть нас не кидала, скорее, наоборот, она нас все время держала на веревочке.

В.Р.:

Видимо, держать-то она держала, но и общественных проблем не стремилась решить. Все чиновники и партийные функционеры мечтали, чтобы граждане не мешали им жить и работать. И до сих пор у нас в стране народ никому не нужен.

Ведь вы посмотрите, во всех нормальных странах экономический подъем начинается с внутреннего рынка! А нас никого не интересует наш потребитель, мы ориентированы исключительно на экспорт. И еще одна наша особенность - в развитии нашей страны все время выбирается решение, соответствующее минимальным ресурсам: финансовым, человеческим, материальным и другим. Что же удивляться, что у нас ежегодно уменьшается население, а бюджета на всех всё равно не хватает!

А происходит это потому, что чиновникам проще управлять в ситуации минимальных ресурсов!

И этот же подход виден в решениях по местному самоуправлению: сделать систему, которую хорошо понимают руководители, чтобы у них все время было чувство управления ситуацией. По сути, новый закон по местному самоуправлению соответствует прежней, советской идеологии: управлять всей территорией страны, каждым посёлком, каждым районом из общего единого центра.

Пчела: Вы сказали, что любая власть стремиться снять с себя ответственность. И как же это происходит в условиях демократии?

В.Р.:

Ну, у нас пока происходит по-советски: решения принимают чиновники, но никто из них не отвечает за результаты выполнения этих решений в более или менее долгосрочной перспективе. При плохих результатах чиновника в лучшем случае могут снять с должности, крайне редко наказать в судебном порядке. Но сделанного им уже никто исправить не берётся. Власть объясняет гражданам, что были допущены ошибки, и теперь нужно жить в условиях сокращения тех или иных ресурсов.

А в демократическом государстве власть должна включать граждан и ассоциации граждан в процессы принятия решений и контроля их исполнения. Должна обращаться к экспертному сообществу, содействовать широкому обсуждению наиболее сложных и важных проблем и их решений в средствах массовой информации, постоянно разъяснять гражданам свои намерения и приоритеты в решении проблем, учитывать в этих намерениях и приоритетах общественное мнение и т.п. В этой ситуации власть, снимая с себя ответственность, даёт возможность гражданам взять её столько, сколько они способны в данный момент. А в советской ситуации - стремится навязать гражданам чуждые им решения в условиях недостатка информации и ресурсов.

Пчела: Если люди не хотят ничего делать ни вместе, ни по одиночке, то, собственно говоря, неуместно говорить и о местных сообществах, и о местном самоуправлении. Какие на ваш взгляд есть реальные возможности изменить эту ситуацию к лучшему, и у кого?

В.Р.:

В кризисной ситуации очень трудно делать прогнозы и пытаться угадать, что окажется самым важным для улучшения ситуации. Видимо, следует создавать условия для развития творческого потенциала и активности граждан, следя за соблюдением Конституции РФ и законности и вводя для этого самые минимальные ограничения на деятельность граждан, включая их в системы принятия и контроля исполнения государственных решений. Вряд ли можно надеяться, что эта активность проявится сразу после изменения системы взаимоотношений власти и граждан. Граждане должны начать больше доверять власти, а это процесс не быстрый. Но появившиеся возможности развития обязательно начнут использовать самые активные, самые творческие граждане. Власть должна не мешать распространению их опыта среди менее успешных, и помогать только самым слабым. И такое изменение условий нашей жизни постепенно приведёт к возрастанию ресурсов для развития. А одним из индикаторов выхода нашей страны из кризиса может стать тенденция стабильного роста ресурсов на уровне местных сообществ.


Пчела #4(41) (январь-апрель 2003)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"