"Я ВАМ ПИШУ..." ИЛИ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ НАЧАЛЬСТВЕННЫХ ОТПИСОК

Игорь Карлинский


АКЦИЯ ИДЕТ, А ДЕЛО СТОИТ

Когда больше года назад редакции газет "На дне" и "Петербургский Час Пик" и общественная правозащитная организация "Гражданский Контроль" начинали акцию "Питер без расистских надписей", ее инициаторы предполагали, что это поможет петербуржцам на деле доказать свой статус граждан культурной столицы, а правоохранительным органам - активизировать борьбу с проявлениями расизма. И хотя надежда на то, что совместная акция журналистов и правозащитников всколыхнет властное болото, была слабой, все-таки определенные шансы на успех давала набиравшая силу суета по подготовке города к 300-летнему юбилею. "Не захотят же власти через прорубленное Петром окно вместо европейского лица показать всему миру дегенеративное ксенофобское мурло!" - рассуждали инициаторы акции, направляя в конце июня 2001 года свое обращение прокурору Санкт-Петербурга.

Реакция правоохранительных органов на первое обращение была, по бюрократическим меркам, довольно шустрой. Чуть больше месяца потребовалось прокуратуре для того, чтобы переслать это обращение в ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а последнему, в свою очередь, рассмотреть и ответить. Ответ, правда, был несколько расплывчат: "Материалы по данным фактам... направлены прокурорам для решения вопроса о возбуждении уголовных дел..." - но осторожный оптимизм внушал.

И все занялись делом. Прокуроры и милицейские начальники рассматривали материалы и слали ответы. Расисты расписывали стены. Участники акции составляли новые обращения прокурору с указанием новых адресов. Работники коммунальных служб, решив-таки неразрешимый вопрос о приобретении кисточек и красок, взялись замазывать надписи, наибольшую активность и усердие проявляя вдоль правительственных трасс. Расисты, у которых вопрос средств "художественного выражения" своей идеологии, похоже, вообще не стоит, особо любимые из замазанных надписей обновляли. Причем на фоне пятен свежей краски, оставленных коммунальщиками, "творения" расистов бросались в глаза еще больше, чем раньше. К акции "Питер без расистских надписей" присоединилось "Молодежное Яблоко". В общем, все были при деле.

Однако, чем дальше, тем дела шли "все страньше и страньше". Так по поводу надписей "РОССИЯ ДЛЯ РУССКИХ", "СМЕРТЬ ХАЧАМ", "WHITE POWER" и других подобных слоганов, "оживлявших" забор напротив дома 15 по Косой линии Васильевского острова, начальник 37 отдела милиции Василеостровского РУВД подполковник милиции А.М.Моргунов в письме от 29.11.2001 года сообщил: "...По факту обнаружения ряда надписей на заборе Косой линии ВО, напротив д.15 по Косой линии проведена проверка. В соответствующие органы, включая ОАО "Балтийский завод", Муниципальный совет № 7 направлены предписания о необходимости принятия срочных мер. На основании статьи 5 пункта 1 УПК РФ проверка по данному факту окончена, в возбуждении уголовного дела отказано. В действиях неустановленных лиц усматриваются признаки статьи 158 КоАП РФ". (Орфография и пунктуация оригинала сохранены - И.К.)

Можно посмеяться над стилистикой этого бюрократического перла, но... Пункт 1 статьи 5 действовавшего тогда УПК РСФСР предусматривал отказ в возбуждении уголовного дела и прекращение возбужденного уголовного дела "за отсутствием СОБЫТИЯ преступления". То есть, по этому основанию можно было отказать в возбуждении уголовного дела только в том случае, если бы никаких надписей вообще не было. Однако надписи были. Другое дело, был ли "в действиях неустановленных лиц" состав преступления, предусмотренного статьей 282 УК РФ, то есть возбуждали сделанные ими надписи национальную, расовую или религиозную вражду, унижали ли они чье-либо национальное достоинство, пропагандировали ли они исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их национальной или расовой принадлежности, были ли эти действия совершены публично? Чтобы ответить на эти вопросы, не обязательно носить погоны подполковника милиции, а надо лишь прочесть сами надписи. Подполковник милиции Моргунов не моргнув глазом ответил на эти вопросы отрицательно и усмотрел "в действиях неустановленных лиц" лишь признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 158 действовавшего на тот момент КоАП РСФСР, - мелкое хулиганство, то есть нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан. Короче говоря, мелочь, недостойную того, чтобы отвлекать силы и средства от дел важных и особо важных. Не усмотрел он и подстрекательства к убийству (части 1 и 4 статьи 33 и пункт "л" части 2 статьи 105 УК РФ), содержавшегося в призыве "СМЕРТЬ ХАЧАМ".

Примеры милицейско-прокурорской "чудесатости" можно было бы приводить и дальше.

О свастиках и прочей нацистской символике, которой испещрен весь город, переживший 900 дней Блокады, говорить вообще не хочется. Закон Санкт-Петербурга "Об административной ответственности за изготовление, распространение и демонстрацию нацистской символики в Санкт-Петербурге" (был внесен и лоббирован депутатом В.А.Тюльпановым), с энтузиазмом принятый ЗакСом в канун 55-летия Великой Победы, оказался мертворожденным. Следов его применения обнаружить не удалось. Так же, как не удалось обнаружить следов дальнейшей депутатской и иной властной активности в этом вопросе. Как говорили древние, "supervacuum esset leges condere, nisi esset qui leges tueretur", - излишне издавать законы, если эти законы, будучи изданными, не будут проводиться в жизнь (лат.).

Читая сейчас сообщения о прокатившихся по Питеру азербайджанских погромах, один из которых закончился смертью потерпевшего, мучаюсь вопросами: если бы все же милиция и прокуратура год назад выделили силы и средства для установления "неустановленных личностей", если бы они вовремя протерли глаза и разглядели в действиях пачкунов-расистов события и состав преступлений, предусмотренных статьями 282 УК РФ, а также частью 1 и 4 статьи 33 и пунктом "л" части 2 статьи 105 УК РФ, может быть, не было бы этой крови, этой смерти? Сколько еще крови и смертей надо, чтобы до наших правоохранителей дошло, что толерантность должна быть к национальностям, расам, религиям, а не к преступникам и преступлениям, посягающим на национальное, расовое и религиозное равноправие и достоинство людей, чтобы правоохранители научились отличать свободу слова и мысли от преступлений и подстрекательства к совершению преступлений? А может быть, некоторых правоохранителей пора уже самих привлекать к уголовной ответственности за халатность, повлекшую по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 293 УК РФ), а то и за укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ)?

Положительным эффектом акции стало то, что люди получили возможность безопасно проявить свое неравнодушие и гражданскую позицию (опасения, что многие правоохранители заодно с расистами, не выглядят беспочвенными), а также то, что часть расистских надписей и рисунков все же исчезла.

Но массовой акция не стала, и это тревожный показатель.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ТОЛЕРАНТНОСТИ И ЭКСТРЕМИЗМЕ

Сколько чудных, ласкающих ухо правозащитника слов о толерантности обронили властные уста с самых высоких трибун! Как громко и часто их повторяли СМИ! От слов о программе по воспитанию этой самой толерантности у одного из главных раввинов России г-на Берл Лазара зрение ослабло настолько, что он перестал видеть российский расизм и антисемитизм и ходатайствовал перед конгрессом США об отмене поправки Джексона-Веника. С каким упоением мусолили это ходатайство все те же СМИ, с особой тщательностью воспроизводившие восторженное придыхание г-на Берл Лазара, рассказывающего о явившихся ему видениях особых заслуг г-на Путина перед евреями и его огромного вклада в борьбу с ксенофобией! Слезы выступали на глазах у конгрессменов и сенаторов, и расцветал наш имидж на международной арене.

Долго носилось по городам и весям эхо пустых слов, пока, наконец, не стихло. И только желающие казаться особо преданными, судорожно изображая наивность, упорно твердили: "Вы же сами слышали! Он САМ так сказал! Наш дорогой и любимый Владимир Владимирович, Президент!"

Однако социализация взрослых и функциональное воспитание детей и подростков шли своим путем. Расистские надписи и фашистская символика перестали восприниматься людьми как нечто запредельное, кощунственное. Так, элемент окружающих городских пейзажей. Выражение "лица кавказской национальности" стало общеупотребительным. Население, инстинктивно чувствующее реальные умонастроения власти, словеса о толерантности проигнорировало. Да и как было относиться к ним всерьез, если свободно продаются ксенофобские газетенки и журнальчики, а в Академкниге лежит сборник "Расовый смысл русской идеи" , если государственный петербургский телеканал предоставляет эфир известному своими ксенофобскими взглядами профессору Санкт-Петербургского Государственного Университета г-ну Фроянову, который с телеэкранов стращает аудиторию теорией мирового масонского заговора, жертвой которого, по мнению Фроянова, является Россия? (О том, чему этот профессор учит студентов и аспирантов, неоднократно писала пресса). Как поверить в жизненность какой-то очередной программы (видели мы их, от кукурузы в Мурманске до поворота сибирских рек включительно), названной к тому же непонятным иностранным словом "толерантность", когда с думской трибуны понятными и привычными словами на национальные темы рассуждают генерал от ксенофобии Макашов и сын юриста Жириновский, а в Совете Федерации вторит им сенатор Кондратенко, когда в Краснодарском крае губернатор Ткачев уже поделил фамилии на "законные" и "незаконные", когда по всей стране открыто действуют десятки националистических организаций, названия и имена лидеров которых известны всем?

Теперь у государства на повестке борьба с экстремизмом. Это хорошо. Плохо то, что "сукиных детей" власть привычно разделит на "своих" и "чужих". Кто власти "свой" и кто "чужой" - уже известно. Осталось только доказать, что все "чужие" - сукины дети. Судя по делу Григория Пасько, власть с этим вполне может справиться.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Слово politika происходит от греческого слова polis - государство - и означает государственные или общественные дела. Само понятие дает нам критерий для оценки политики - дело, т.е. действия (бездействие) значимых политических субъектов, влияющие на жизнь государства и общества, а, в конечном счете, на жизнь как минимум 148 миллионов россиян, на возможность реализации ими прав, свобод и законных интересов. В зависимости или вне зависимости от их национальности, вероисповедания, фамилии, цвета кожи и волос, формы носа и ушей? Судить о политике надо по делам.

Говорят, что трудно сидеть в двух креслах одновременно. А если эти кресла стоят в разных самолетах, летящих в противоположных направлениях, то вовсе невозможно. В каком кресле сидит власть, в каком направлении она движется, в каком направлении толкает она Россию?


Пчела #39 (июль-сентябрь 2002)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"