О ФУТБОЛЬНЫХ ХУЛИГАНАХ, МЕНТАХ И ПИРОТЕХНИКЕ

Владимир Носов


Всякий человек, следящий за событиями в спортивном мире, без труда назовет с десяток крупных беспорядков на стадионах России за последние пять лет. Иногда, как, например, в этом году после финала кубка страны и после поединка нашей сборной с японцами на чемпионате мира, беспорядки выходят со стадиона на улицы и идут куда глаза глядят. Возникает вопрос, чьи это глаза и куда именно они глядят.

Задавшись вопросом о происхождении хулиганства, нужно сразу провести черту между погромами на стадионах и около и "простым" хулиганством; хотя эта черта и будет проведена вилами по воде.

Да, безусловно, на стадионе можно попасть в скверную историю. Попробуйте, к примеру, сходить на пресловутый "Петровский". По дороге вы встретите массу подвыпившей публики, которая только и ищет увеселений за счет прохожих (и не найдете ни одного стража порядка на улицах в радиусе километра от стадиона - все они стоят в оцеплении на подступах к нему). Затем вас прогонят через пять навязчивых обысков (у нас еще ничего, а вот в Москве даже в сапоги заглядывают!), в ходе которых будут потчевать сальными шутками и бранью, объяснять, что вы - идиот и напрасно претесь на этот плешивый футбол; через три узеньких коридора, где вашу особу существенно помнут сотни таких же несчастных; вам придется сидеть на узеньком неудобном сиденьице в окружении подвыпивших и сильно курящих ближних, слушать их ругань, рискуя, что сверху кто-нибудь бросит все равно пронесенную бутылку или купленный на трибуне стакан с пивом вам в голову или затеет склоку с рукоприкладством из-за проданных дирекцией трех билетов на одно место.

Любой озлится от такой собачьей жизни, поэтому на стадионе все время царит нервозная обстановка; навалом пьяных, все взвинчены - чего еще надо?

Так вот и получается, что у футбольных матчей складывается репутация опасного для здоровья и самой жизни сомнительного удовольствия, скорее близкого к экстремальному спорту, чем к приятному времяпрепровождению. И вот уже многие направляются на стадион затем, чтобы вволю поорать, побить кого послабее, или попрыгать по каменным откосам рассыпающегося стадиона.

А те, кто, увлекшись футболом, приходят на стадион впервые, немедля поддаются общему настроению. Например, вы учитесь в школе и хотите сходить на футбол. У вас нет брата, с которым можно пойти; но есть друзья. Вы приходите на стадион, проходите все испытания, описанные выше, попадаете на сектор, заполненный горластыми и сверх всякой меры крутыми парнями, видите, как непринужденно они матерятся и хлебают пиво из горла, и как легко обрушиваются на кого-нибудь коваными сапогами вперед. Довольно быстро вы понимаете популярность такого образа и безотлагательно начинаете смолить и смачно ругаться. Потом кто-нибудь бросит бутылку на поле, милиция кинется наводить порядок, лупцуя всех подряд. Вы будете бегать по сектору туда и сюда вместе с остальными и, получив пару раз палкой ни за что ни про что, несомненно, поддержите клич "менты - козлы!".

Если вы от природы законопослушны и не любите подобных забав, то на стадион вы, наверное, больше уже не придете. Но, может быть, напротив, вам понравится такое крутое и веселое времяпрепровождение. Тогда не исключено, что вскорости вы оденете сапоги на толстенной подошве, сиротскую курточку, побреете голову и будете щеголять в таком виде, крича "русские, вперед!", не имея при этом ни малейшего понятия о том, что этот лозунг значит. Вы еще не "полноценный хулиган", но отсюда уже не так далеко до "вершин мастерства".

Ведь побоища с милицией, попадающие на телеэкраны и первые полосы газет, устраивают вовсе не трибунные скандалисты и выпивохи, и даже не бритоголовая шпана, храбро обнажающая хилые мослы; организаторы побоищ удачно рядятся под последнюю и бегут от контратак милиции за компанию с первыми. Они набираются опыта и наглости, и в среде фанатов уже появились специалисты по борьбе с милицией (в 2000 году орда болельщиков ЦСКА, гостившая в Питере, в ходе конфликта трижды выгоняла все увеличивающихся в числе защитников порядка с отданного ей сектора, очень слаженно закидывая противников вырванными креслами и в нужный момент обрушиваясь всей массой; с той поры прошло немало времени, вряд ли пропавшего даром).

Правда, и милиция не остается в долгу - или, во всяком случае, пытается. Поддерживается паритет, в основном, силовыми методами. Мне, например, довелось за компанию с прочими болельщиками " Зенита" быть выдворенным из Ярославля пару лет назад. Это было очень веселое мероприятие, в рамках которого милиция требовала бежать на вокзал бегом, пособляя отставшим набирать скорость с помощью собак.

А ведь все это не забывается. И вот уже за бутылкой болельщики вспоминают, как их вытурили из, скажем, Раменского, а потом тут же "сравнивают счет", вспоминая избиение стражей порядка где-нибудь, скажем, в Волгограде, и приходят к выводу, что, в сущности, дело это не такое уже сложное, и ставят драки с милицией в ту же графу, что и с себе подобными - а ведь милиция представляет собой государство, и ее

представители должны быть неприкосновенны - и соответственно вести себя. А что мы? В Москве на последнем финале кубка милиционеры почему-то решили не пускать болельщиков в дешевые сектора, велев им направляться на другой конец стадиона, где их, конечно же, никто не ждал. Было много шуму, и этот шум отозвался в тот же вечер погромом на Арбате. Я совершенно уверен, что пока на футболе царит нервная атмосфера, всякому, кому охота, легко подбить ближних своих на мордобой, перетекающий в смертоубийство.

Что же надо делать, пока окончательно не срослись политические шкодники и быстрое на применение силы "новое поколение"? Легко ответить - "не знаю". Легко говорить - "надо проводить воспитательную работу". А кто ее будет проводить и, главное, как? Не имеет смысла ссылаться на немецкий опыт, где замеченные в злодеяниях персоны обязаны на время матчей являться в полицейские участки; или на английский, где хулиганы взяты на учет. У нас все по-другому: в означенной Англии, например, журналист, делавший сюжет о хулиганах, самостоятельно внедрился в их среду, и с расстояния вытянутой руки снимал все их деяния; российский фильм про хулиганов состоял из кусков оперативной съемки (как правило, это вид затянутой дымом пиротехники трибуны, на которой бегают люди, метров этак с сорока безо всякого увеличения) и чьего-то бритого затылка, вещавшего о том и об этом (кроме прочего, он возвестил, например, что некие иностранные покупатели готовы платить за записи кассет с драками российских фанатов, в связи с чем и заказывают эти самые драки)…

Значит, так и будет - "оперативная съемка" клубов дыма (во Франции фанаты, когда запускают пиротехнику, строят "коробку" из флагов, чтобы не было видно, кто поджигал), бесцельные и раздражающие обыски; отбирание газировки на входе и вольная продажа водки пятью метрами далее; неумелые действия милиции по пресечению бузы в корне и безжалостное избиение правых и виноватых, когда стражи порядка запоздало начинают наводить этот самый порядок? И все?

А вот давайте на минуту представим: вот он, чистый стадион с удобным входом, с комфортными сиденьями, с выделенной под швыряние пиротехники зоной, с любезными и обходительными милиционерами (могут они, могут - сам, своими глазами видел на хоккейном чемпионате!!), где не будут курить, куда не пускают пьяных, где ругаться будет непристойно (так тоже было!), куда не стыдно привести девушку или жену с детьми. Представили? А теперь оглянитесь вокруг, пристально посмотрите на боковые фанатские сектора... Позвольте, а где же они, эти самые футбольные хулиганы?..


Пчела #39 (июль-сентябрь 2002)



 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"