БЕДНЫЙ СНЕПОРОК

Женя Лоснухина


Героиня одной замечательной детской книжки, вернувшись с первого в своей жизни театрального представления, куда ее взяли родители, на расспросы отвечала, что спектакль ей очень понравился, только бедного снепорока так почему-то и не показали.
В статье выпускницы философского факультета СПбУ "мы" - бедные снепороки,, затерявшиеся в пыльных кулисах истории…

Прежде всего, попытаемся дать некое общее определение бедности. На наш взгляд - это недостаточность чего-либо, нехватка.

Есть два разных религиозно и культурно обоснованных понимания бедности: западное (нас здесь больше интересует Америка) и российское (Восток брать не будем, поскольку - "дело тонкое"). Поясню: бедность нами рассматривается не столько как социально-экономическое понятие, сколько -этическое.

Кардинальное отличие между российской православной и протестантской этикой Америки в том, что в русском сознании бедность никогда не была пороком, напротив, даже обладала неким ореолом святости. Православие проповедует нестяжательство, опираясь на то, что все материальное - тлен, из праха вышло, в прах и уйдет. Для протестантской же этики материальное благополучие - залог и знак Божьего благоволения, бедный же человек считается сбившимся с пути истинного: отходящий от Бога или проклятый им.

Россия сейчас считается бедной страной. Попробуем сравнить ее с наиболее известной нам государственно-экономической системой - с СССР. Советские люди не были богаты, но они жили в достатке, когда того, что есть - достаточно для удовлетворения основных потребностей, нет лишнего, избыточного. Здоровая основа, человек, который не ест лишнего, не страдает ожирением.

Именно такая форма бедности, когда, если не хватает, то на излишнее, порождает особый склад русского ума, который как раз и можно назвать "экологическим сознанием". Это рачительное хозяйствование, а не потребление. Это разумное расходование ресурсов (финансовых, людских, природных), когда старые вещи не выбрасываются, а им дается вторая жизнь. И причиной тому не сама бедность, отсутствие средств на покупку, а порождаемая ею способность ведения хозяйства как сохранения своего Дома. Недостаток чего-либо, необходимость выкручиваться, вынуждает постоянно держать мозги в тонусе, когда "голь на выдумку хитра". Этакое культивирование и реализация творческих способностей.

Кроме того, малое хозяйство, в отличие от большого, не делает человека своим рабом, позволяет быть мобильным, а значит и свободным. Не человек для вещи, а вещь для человека. Познается не только цена вещей, но и их ценность, которая переносит акцент из материальной сферы в моральную. Так начинают цениться не только свои вещи, но и чужие, а также и чужие индивидуальности, чужая жизнь, люди вообще. Так из материального вырастает этическое: есть хочется всем одинаково - вот основа для со-чувствия, со-страдания.

Почему же мы чувствуем и считаем себя бедными?

Потому что не хватает не только на излишнее, но зачастую и на необходимое. Но не малость дохода делает человека бедным, а то, что нет уверенности в их стабильности. Когда не знаешь, будешь ли ты есть завтра, любое количество хлеба кажется маленьким. Это уже скорее не бедность, а нищета.

Но главное, что делает нас бедными, это подрывающая наши бытийные основы культура потребления, обрушившаяся на нас. Тотальная западная экспансия, которую мы наблюдаем в последние годы, навязывает чуждые русскому духу ценности обогащения и пользования, когда главное - брать, а не давать. Протестантская этика, посеянная в русско-постсоветскую почву, порождает общесоциальный "невроз бедности", когда каждый человек, не зависимо от уровня доходов, постоянно пребывает в ситуации нехватки. А "не хватает" ему на ту жизнь, образ которой ему преподносит реклама, и которая задается как нормальная. Так, если в наличии есть не TEFAL, а чугунная сковородка, то значит ты за бортом этой жизни.

Средствами СМИ нам навязывается сравнение себя с "идеальным богачом", степень богатства которого изначально недостижима и именно поэтому невротична. Особую значимость приобретают атрибуты социальной успешности (например, мобильные средства связи), которые являются знаками богатства, а не самим богатством. Важным становится "казаться", а не "быть", увеличивающаяся фиктивность социальной жизни, а в пределе - и человеческого бытия. Атмосфера потребления обрушивает такое количество информации и требований соответствовать, что человек просто не успевает остановиться и подумать: "А оно мне надо? Кто хочет, чтобы я купил этот товар или образ жизни, я или реклама?"

Так безоглядное потребление делает нашу жизнь без-смысленной, неосмысляемой. Как актуальная, нам шулерски подсовывается проблема искусственно созданной не-достаточности, бедности.

Действительно ли мы бедны, или нас в этом зачем-то убедили?


Пчела #37 (январь-март 2002)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"