ВЫСТАВЛЕННЫЕ ЗА ПОРОГ

Беседовала Елена Пудовкина.


Существует множество способов определения бедности: от глубинных интервью, выявляющих подсознательное ощущение собственной нищеты до подсчета предметов, которых не хватает для полного счастья (оценка бедности через лишения). Соответственно и данные о количестве бедняков среди петербуржцев у сторонников разных методик колеблются от 5 до 50%. Татьяна Протасенко, старший научный сотрудник Социологического института РАН, в своих исследованиях опирается прежде всего на цифры.

Пчела: В чем, на ваш взгляд, преимущество количественного подхода?

Т.П. Исследования уровня жизни ленинградцев-петербуржцев мы начали проводить в 1982 году. Тогда мы впервые обратились к людям с вопросом: "Сколько рублей в месяц выходит у вас на каждого члена семьи?". С тех пор прошло 20 лет, за это время многое изменилось, но наши опросы захватили все периоды. У нас, говоря языком социологов, "длинные динамические ряды". Количественным опросом охвачены 1500 человек. Исследователи фонда Карнеги считают, что для определения среднедушевого дохода надо учитывать и ресурсы семьи, и долги предприятий. У нас другой подход. Наши исследования показывают, что в "период перемен" важнее не фиксированная зарплата (ее выплату могут задерживать), а текущие денежные поступления. В то же время, в отличие от чистой статистики - бюджетных докладов Госкомстата - мы видим тенденцию.

Пчела: Но ведь ресурсы-то действительно есть, и человек, имеющий квартиру, дачу, имущество, накопленное за несколько предыдущих десятилетий, все-таки богаче того, кто не смог обзавестись недвижимостью или вещами.

Т.П. Если у людей нет текущих поступлений, недвижимость становится скорее обузой, чем дополнительным ресурсом. Люди не знают, что с ней делать, им не хватает средств, чтобы ее оплачивать, они, в большинстве случаев, не могут получать с ее помощью дополнительный доход, не могут продать. Ведь выгодно вложить вырученные деньги и жить с ренты в наших условиях практически невозможно. Рассчитывать на то, что удастся длительное время прожить на деньги, полученные от продажи жилья, крайне опасно. Делая "частные инвестиции" легко стать жертвой очередной "пирамиды", доверие к долгосрочным банковским вкладам потеряно после дефолта. При инфляции невозможно что-либо планировать, а деньги, "лежащие в чулке", быстро проедаются. Люди зависят от месячных текущих поступлений, поэтому мы и исследуем помесячные доходы. Действительно, многие квартиры забиты вещами, но продать их очень трудно, потому что некому покупать. Общество у нас бедное, те же, кто располагает приличными деньгами "секонд-хэнд" не купят. Как в литературе: обедневший лорд живет в разваливающемся замке, но есть ему нечего. У нас примерно то же самое.

Пчела: Кто у нас официально признан бедным и сколько в Петербурге бедняков?

Т.П. Последний масштабный опрос мы проводили примерно 4 месяца назад. За это время были повышены зарплаты и пенсии, но росли и цены, так что уровень жизни остался примерно тем же. Данных по 2002 году у нас еще нет, однако общая тенденция остается неизменной. Мы задавали людям вопрос: " Кого, на ваш взгляд, следует отнести к бедным, а кого - к богатым?". Осенью петербуржцы относили к бедным тех, у кого в семье на человека приходится меньше 1480 рублей.

Абсолютный уровень бедности рассчитывается, исходя из прожиточного минимума, обеспечивающего основные потребности человека: по физиологическим и социальным нормам. Для скромного, но полноценного питания в соответствии с физиологическими нормами необходимого потребления калорий, белков, жиров и углеводов, в среднем человеку в сутки требуется не менее 50 рублей. Поэтому, по нашим подсчетам, если на человека в месяц приходится менее прожиточного минимума (ПМ), равного 1750 рублям, его следует признать бедным. Нищета, по определению, начинается с половины ПМ , то есть с подушевого дохода менее 900 рублей. До декабря средний душевой доход по Санкт-Петербургу равнялся 2500 рублям. (Декабрь и январь - время задержек зарплат и последующих больших выплат - всегда несколько меняют картину). Более-менее приличный жизненный уровень начинается с 2 ПМ, то есть с 3500 рублей. Наши опросы охватывают разные слои населения, но самые бедные и самые богатые в него не попадают. По данным опросов доход ниже прожиточного минимума имеют около 40% петербуржцев. Иными словами 1,5 миллиона совершеннолетних жителей нашего города находятся за чертой бедности. (Эта цифра в течение последних лет в разные периоды колебалась от 30 до 46%). Нищих у нас примерно 7% (в мае было 9%). При этом число зажиточных не растет.

Среди наших вопросов был и такой: "Сколько, вы считаете, денег требуется в месяц человеку для нормальной жизни?" Летом средняя цифра при ответе на этот вопрос равнялась 6,5 тысячам рублей, осенью - 8-9 тысячам. В течение нескольких лет пропорция оставалась неизменной: средства, необходимые для нормальной жизни, превышали реальный доход а три раза, и в шесть раз - уровень нищеты. Сейчас наблюдается тенденция увеличения этого разрыва, что говорит о не оправдавшихся ожиданиях улучшения жизни.

Когда очень долго чего-то ждешь - потребности возрастают. Известно, бедняки завышают цифры - у них не было опыта нормальной жизни, они не знают, сколько что стоит.

Кроме того, два года назад люди начали активно менять среду обитания: доперестроечные запасы кончились, бытовая техника, мебель - все требовало обновления. Но накопить нужную сумму на дорогие покупки (холодильник, плиту, телевизор и т.п.) могут только те, чей душевой доход в 3 - 3,5 раза превышает прожиточный минимум. Свыше 5 тысяч на человека у нас имеют 4-5% петербуржцев. Самые богатые, повторю, в нашем опросе не учитываются. До дефолта у нас было примерно 20 тысяч богатый семей, сейчас их количество неизвестно. Разрыв между доходами 10% самых богатых и самых бедных сейчас примерно 1 к 15 (несколько лет назад он доходил до 1 к 20).

Пчела: Кто, по вашим данным, попадает в категорию бедняков?

Т.П. Многое зависит от состава семьи и от того, в какой сфере, бюджетной или частной, человек работает. Между этими двумя сферами проходит серьезный водораздел. Бюджетные зарплаты предельно низки. Если в семье оба работают в бюджетной сфере и зависят от государства, эта зависимость ведет к очень низкому жизненному уровню.

Взять, например, науку. Зарплата старшего научного сотрудника - 1500 рублей, вместе с надбавками достигает, самое большее, двух с половиной тысяч. Гранты - особая статья, тут важно умение писать заявки и попадать в нужные грантодателям темы. Есть "пул", который живет на гранты, но в целом это ситуацию не меняет. Главная проблема науки - в очень плохом менеджменте. Но в целом люди с хорошим образованием зарабатывают больше, чем малообразованные.

Госслужащие в среднем получают 4-5 тысяч - это тоже очень мало. Постоянно привожу пример: по ведомости января 2001 года - губернатор на руки получает чуть больше 8 тысяч рублей. Это зарплата среднего клерка в частной фирме. У тех, кто работает в частной сфере, другие доходы и, соответственно, потребности, иной образ жизни, увлечения, представления. Они и "бюджетники" живут, почти не соприкасаясь друг с другом. Это параллельные структуры.

В категорию бедных чаще всего попадают одинокие пенсионеры и вообще одинокие люди, а также семьи с иждивенцами. У молодежи, в целом, доходы выше. Говорят, что в бедных семьях рождается больше детей. Я считаю, дело не в этом: просто молодая семья, живущая без поддержки родителей становится существенно беднее после рождения ребенка.

Пчела: Тут, наверно, включаются механизмы социальной поддержки?

Т.П. Вся наша система социальной помощи построена так, что если человек не принадлежит к какой-либо льготной категории, то получить адресную соц.помощь ему практически невозможно. Блокадник, многодетная мать - могут, а не-льготник - случись что - остается голым. Если прекращаются ежемесячные выплаты, если человек заболел или потерял работу - он быстро скатывается вниз. У нас общество не приспособлено к немедленному реагированию. Для поддержки человека, попавшего в кризисную ситуацию, нужны сетевые структуры: профессиональные, социальные: попал в тюрьму - выходит - им занимаются, живет в бедном районе - там открываются школы, библиотеки. Международная помощь у нас действует, а внутренней нет.

Пчела: Может быть, у бедности есть и психологические причины? Все население разом оказалось в "другой стране", а адаптационные возможности у разных людей - разные. Тут, наверно, нужна некая социально-психологическая помощь?

Т.П. Бывает бедность структурная, а бывает, субъективная. Конечно, изменить образ жизни очень сложно. Рынок труда большой, работу найти можно, но у многих, особенно у тех, кому за 50, часто существует предубежденность. В научной среде особенно часто встречаются люди "с принципами": "Буду умирать, но заниматься буду только фундаментальной наукой".

Пчела: Учитываются ли данные социологов властью? Заказывают ли, например, проведение опросов населения при выработке законов, при распределении бюджета и т.п.?

Т.П. Начали мы свои исследования по собственной инициативе, а продолжали - выполняя заказы предпринимателей. Когда у нас бывают грантовые исследования, мы добавляем к ним свои вопросы. С 92 года мы работали по договору с Алексеем Кудриным, когда он был вице-мэром Санкт-Петербурга. Он заказывал нашему сектору исследования для принятия бюджета. Я была экспертом социальной комиссии ЗАКСа. Вместе с профессором социологического факультета СпбГУ Дмитрием Гаврой мы разработали Закон об адресной помощи. Поскольку данные наших опросов показывают, что самые бедные - те, кто не имеют никаких льгот, то мы предлагали изменить принцип предоставления помощи. (Льготы, конечно, отбирать не надо). В частности, например, мы считаем, что помощь надо выдавать деньгами, а не скидками. Адресная жилищная компенсация не учитывает многие категории бедняков. Влияют ли наши рекомендации на решения властей - сказать трудно. Более вероятно, что благодаря нашим исследованиям, некоторые решения были не приняты, например, 100% оплата жилья., может, и благодаря нам. Цифры власть знает, а как интерпретирует - это другой вопрос. Социология - это не руководство к действию, а повод для размышления, для умных данные наших исследований - большое подспорье, а для дураков, скорее, вред.

Пчела: Есть ли у вас какие-то рекомендации по борьбе с обеднением?

Т.П. Смена образа жизни, личная активность. Многие находят выход в множественной занятости, работают на трех-четырех работах, но тут все зависит от состояния здоровья. Если сил для этого нет, выбраться трудно. У нас 1,5 миллиона пожилых - нужна система социальных домов. Людям старше 50 надо помогать. Молодые уже другие, им не мешают мифы. Им надо дать работу, учебу, а пожилому надо понять, что все надо делать самому. Смотрели передачу "Последний герой"? Ее критикуют, плюются, но там есть уроки выживания в современных условиях. Невозможно жить в современном обществе и исповедовать идеалы начала века. Единственный выход: жить в соответствии с эпохой. У нас принято говорит, что "бедность - не порок", а на самом деле - порок, да еще какой! Когда мы станем понимать, что быть бедным, стыдно, тогда ситуация изменится. Петербург - типичный российский город, где человек может сидеть на разбитом унитазе и думать о смысле жизни. Не случайно люди, ориентированные на карьеру, уезжают в Москву. Москва про смысл жизни забыла, и унитазы починила.


Пчела #37 (январь-март 2002)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"