МЕЖДУ ФИГОЙ И ФИНИКОМ

Елена Тубянская


В нашей стране трудно говорить о бедности. Непонятно, не только с каким мерилом подходить к этому явлению, но и как расценивать отсутствие денег в кошельке - зло это или благо? Диапазон человеческих потребностей в материальной сфере очень широк: от еды для утоления голода до возможности пользоваться всеми достижениями цивилизации, но при этом не каждый голодающий согласится назвать себя бедняком, а с другой стороны, стремление наращивать и наращивать капитал - чем ни свидетельство испытываемых миллиардером лишений?

ГЛАЗАМИ СОЦИОЛОГОВ

Набор жизненных благ, которые семья не в состоянии приобрести, на языке социологов называется списком лишений. Судя по исследованию бедности, проведенному социологами в Петербурге (Московский Центр Карнеги, вып.24 "Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению", М.,1998), кто-то считает признаком крайней бедности нехватку средств на видеомагнитофон, кто-то - на дальние поездки к родственникам, но большинство склоняется к тому, что беднякам не хватает средств на еду.

Доля петербургских семей, имеющих, названные большинством опрошенных, признаки бедности, выглядит так (по данным 1998 года):
В семье недоедают - 3,9%, не могут себе позволить мясные или рыбные блюда хотя бы два раза в неделю - 24,4%, не могут приобретать в необходимом количестве предметы гигиены - 0,3%, нет денег для обновления и ремонта одежды - 5,2%,
нет денег для обновления и ремонта обуви - 6,3%,
не имеют и не могут приобрести холодильник - 1,8%,
не имеют и не могут приобрести самую простую мебель - 3,0%,
не имеют и не могут приобрести даже черно-белый телевизор - 2,3%,
нет денег на жизненно-важные лекарства и медицинские приборы - 22,8%,
не могут обращаться к платным врачам в случае отсутствия бесплатной помощи специалистов - 23,1%,
не могут организовать ритуальные обряды без чрезмерных долгов - 6,4%,
не могут покупать фрукты детям - 4,3%,
не могут давать детям деньги на питание в школе - 1,8%,
не могут покупать детям сладости, хотя бы изредка - 7,6%,
не могут покупать детям новую одежду и обувь по мере их роста - 11,5%,
семья не может оплачивать пребывание детей в дошкольных учреждениях - 3,8%,
семья не может в случае крайней необходимости сделать ремонт квартиры - 22,8%.

Трудно не согласиться с тем, что отсутствие холодильника, мебели, телевизора доставляет определенные неудобства, но значит ли это, что вышеперечисленные предметы следует считать жизненно-необходимыми? По каким критериям телевизор важнее книг, а стул - пленки для парника?

Отсутствие какой-либо мебели у жителя Петербурга, на мой взгляд, говорит не столько о крайней бедности, сколько об иных проблемах: стулья, столы, шкафы, кровати при желании можно принести едва ли ни с любой городской свалки. Если же допустить, что включение мебели, холодильника, телевизора в список лишений в первую очередь свидетельствует об установившихся в данном обществе приоритетах, то окажется, что данная шкала бедности - мерило ненадежное: выбор "необходимых" предметов обихода вполне может зависеть от успеха той или иной рекламной компании.

"Наши исследования показывают, что представления о бедности меняются в зависимости от среды обитания, - говорит директор Центра независимых социологических исследований Виктор Воронков, - не каждый бомж считает себя бедным, и не всякий "новый русский" согласиться, что он не бедствует".

Может быть, столь размытый подход к определению собственного состояния, помимо прочего, объясняется и особенностями русского языка. Ведь сказать про себя: "я - бедный" - близко к признанию себя несчастным, обиженным судьбой, а "обиженный" у нас - сродни ругательству.

СОВЕТСКОЕ ПРОШЛОЕ

Когда заходит речь о "массовом обеднении", финансовое состояние семьи обычно сравнивают с советским периодом. Действительно, в советское время многим из ныне "обедневших" были доступны такие социальные блага, как путевки, бесплатная квартира, выделенный на работе дачный участок, а также пользование "распределителями" всевозможных партийных, профессиональных и творческих союзов. Уровень материального благосостояния в немалой степени зависел от "вписывания в социум", а оно в свою очередь определялось и происхождением человека, и лояльностью к принятому в государстве устройству вещей. Советское общество не было однородным, и наряду с "прикормленными" слоями населения, в нем жили и те, кому от общего пирога не перепадало и крошек. В пост-советское время, как известно, у людей из номенклатурных семей появилась возможность перейти в разряд олигархов, рядовым коммунистам и членам их семей перепало меньше, но все-таки большинство из них занимали должности, на которых положена максимальная оплата и соответственно получают максимальные пенсии. Те же, кто были "лишенцами" в советский период, таковыми и остались. Попробую пояснить это на примере собственной семьи.

Революция лишила прадеда доли наследства, состоящего из нескольких домов в Санкт-Петербурге и имений в провинции. Репрессии лишили мать родителей. Семья, состоящая из родителей и дочери "врагов народа", не разделявшая коммунистической идеологии, автоматически лишалась всех возможностей, предоставляемых социумом: образовательных, карьерных, семейных (надо ли объяснять - почему?). Полагаю, что среди нынешних обитателей коммуналок и нищих пенсионеров процент людей с подобными судьбами выше, чем в иной среде, но таких исследований, насколько мне известно, никто не проводил. В стране, где люди, по судьбам которых прошлись революция, коллективизация, ГУЛАГ, блокада, по сию пору относятся к числу нуждающихся, как-то неловко говорить о чьей-то еще бедности.

БЛАЖЕННЫ НИЩИЕ…

Хроническая нужда - состояние, безусловно, тягостное. С другой стороны: много ли человеку надо и могут ли деньги быть мерилом благополучия? В секуляризированном мире - да, могут.

Если же посмотреть на проблему глазами верующего, и бедность, и богатство приобретают другие оттенки. Ни то, ни другое состояние не имеют самостоятельной ценности, но богатство, по Евангелию, таит в себе больше опасностей: "Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью; потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное. И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие". Матф.,19.21-24.

Бедность сама по себе тоже не может быть заслугой, но в сочетании с праведностью, предпочтительнее богатства (Притча о богаче и Лазаре, Лк., 16.).

Главное, в отношении к материальным благам, не прикипать к ним душою: "Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; но собирайте себе сокровища на небе… Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше". Матф.6. 19-21. Или "Не можете служить Богу и маммоне" Лк.,16.13. Грань, за которой начинаются излишества, апостол Павел в Первом послании к Тимофею (6.8-10) обозначил так: "Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение… Ибо корень всех зол есть сребролюбие".

Вот, только финики в нашем климате в отличии от жаркой Иудеи на деревьях не растут, поэтому забота о добывании пропитания занимает намного больше сил и времени, одежда должна не только прикрывать наготу, но и согревать, да и ночлег под открытым небом возможен очень короткое время в году. Может, отсюда берет начало главная российская проблема: незнание своей меры - ни в обогащении, ни в обеднении?


Пчела #37 (январь-март 2002)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"