ДВЕРЬ, КОТОРУЮ ГРЫЗУТ

Наталия Криволапчук



Основная тема моей статьи - психологические аспекты содержания животных, в так называемых "домашних" приютах. Она мне кажется важной не только потому, что это - моя любимая работа, я - зоопсихолог, но и потому, что психологических проблем собак никто из со-держателей приютов, смею вас заверить, попросту не видит и не принимает в расчет. А подумать тут есть о чем. Начну с невеселого "лирического отступления".

Пару лет назад мне довелось повстречать в одном из городских дворов бабулю-собачницу, весьма заботливую и активную. С ней были несколько несомненно нездоровых и в высшей степени нервных собак. Прогуливались они у ближайшей помойки, где она старательно не замечала, как ее подопечные выуживают из отбросов все мало-мальски съедобное.

Когда я вошла в парадную дверь, чтобы подняться туда, куда направлялась, ко мне, признав, бросились соседи бабушки-доброхотки. Нечего и говорить, что вся лестница, от первого до пятого этажа, пропахла далеко не парижским парфюмом. Но добрые люди го-ворили вовсе не об этом. "Вы только войдите в квартиру, поглядите, каково им там!". Од-нако входить в квартиру было вовсе не обязательно. Для практикума по зоопсихологии мне хватило одного, но более чем примечательного факта. Дверь однокомнатной квар-тиры была прогрызена до высоты моей груди, то есть больше метра! Ее латали не раз и не два, поскольку фанерные заплаты, наколоченные на нее внахлест, были явно раз-ной давности.

Мне ли не знать, от чего такое происходит! Собаки грызут двери всегда с единствен-ной целью - вырваться и удрать, как из тюрьмы, оттуда, где они чувствуют постоянную опасность. А размеры разрушений прямо пропорциональны тому, как собака оценивает угрозу своей безопасности. Откуда же берется у них этот непреходящий страх?

Первое и самое очевидное. У большинства подобранных на улице страдальцев пси-хика действительно далека от благополучия. Их ведь уже предал хозяин, отказавшись и выгнав из дома. Может быть, произошел несчастный случай. Те же, кто потерялся сам, чаще всего попадают в беду именно из-за определенных проблем психики и поведения. Они измучились в скитаниях по большому городу, в вечных страхах за свою жизнь. Муд-рено ли, что многие из таких собак действительно агрессивны, причем агрессия эта из са-мых страшных - агрессия самозащиты?

И если даже в домашних, вполне благополучных стаях находятся поводы для стычек и драк, то как же обойтись без них там, где каждый конкурирует с каждым за более чем скудную пищу, за скупое внимание человека, за подстилку или теплый угол? Драки не на живот, а на смерть в таких случаях бывают делом обычным.

Второе. Основное население таких приютов - псы без роду без племени, но встреча-ются там и вполне породные собаки, всякая со своими особенностями. Далеко не все по-роды хорошо уживаются друг с другом, но до таких ли "мелочей" содержателю? Вот и вынуждены (не по своей воле и вопреки естеству!) терпеть друг друга немецкая овчарка и борзая, терьер и боксер, ротвейлер и пудель. И растет, растет психическое напряжение, не находя выхода, приводя к неминуемым стрессам.

Третье. Есть, разумеется, собаки, не особенно чувствительные к нормам стайных от-ношений, но таких, на кого они вообще не распространялись бы, попросту не существует. В условиях "домашнего приюта" формирование нормальной стайной структуры, поверьте мне как специалисту, практически невозможно, в первую очередь, из-за принудительного теснейшего общения (причем, в далеко не нормальных обстоятельствах) очень разных ин-дивидуумов. А если принять во внимание то, что очень многие из постояльцев приюта не получили в свое время опыта правильного построения отношений с сородичами (так уж у нас нынче принято воспитывать щенков), то трудности собачьего коммунального быта возрастают во много раз.

Могу поручиться, что проблемы индивидуальной психологической совместимости в собачьей стае не менее остры, чем в экипаже подводной лодки или космического корабля. Да где уж там!...

Четвертое. Невероятная плотность населения в приютах также служит причиной по-стоянных тревог и стрессов у их обитателей. Эти, с позволения сказать, заведения разме-щаются обычно в однокомнатных квартирах, под началом одиноких людей. И если моя троица ухитряется ворчать насчет недостатка уютных местечек на пятидесяти квадратных метрах "старого фонда", то сколько же поводов для территориальных претензий и связан-ных с ними переживаний у двух дюжин собак на пятнадцати-двадцати "квадратиках"? Даже в тех случаях, когда споры не перерастают в драки, собакам совсем нелегко делить один истрепанный диван на шестерых. Их видовые особенности настоятельно требуют, чтобы каждому была выделена своя интимная зона, наподобие логова, куда допускаются только самые близкие и желанные. И чем хуже все остальные условия, тем важнее для со-баки иметь такое убежище.

Собака переживает такого рода лишения даже тяжелее, чем недостаток пищи! Отсюда - неврозы, истероидные состояния, а иногда и тяжелые заболевания психики.

Пятое. А ведь в жизни этих собак ничего, кроме стрессов, и нету...

Ну как, теперь вас не удивляет прогрызенная во многих местах дверь? Или донося-щийся из-за нее то истерический лай, то берущий за душу заунывный вой? Или неистре-бимая тоска в глазах тех, кого водят просить милостыню?

А оправдывается это одним-единственным - благом собак! Чтобы не пропадали, не погибали на улицах.

Да полно, так ли уж они обязаны погибнуть? В любом городе, будь то у нас или за ру-бежом, имеется большая или маленькая популяция собак-парий (они так и называются в специальной литературе). Многим из них вполне могут позавидовать даже те собаки, кто живет у хозяев. "Дети двора" не обижены ни едой, ни общением, они вволю играют с ре-бятишками, бегают, нюхают... словом, живут той самой полной жизнью, в которой отка-зано большинству собак так называемого квартирного содержания.

При последней кампании по отлову бродячих собак нашего "сына двора", колли-немца Джима, попыталась забрать к себе одна их моих соседок, добрая и симпатичная женщина. Он ушел от нее почти сразу же, чтобы по-прежнему проводить свои дни на вольной воле. Мы ограничились тем, что надели на него ошейник с жетоном - чтобы лов-цы сразу видели, что он кому-то нужен. Правда, через неделю ошейника уже не было, на него, старенький и изношенный, кто-то позарился. Но Джим жив!

Собаки-парии, рождающиеся от полудиких родителей, гораздо лучше приспособлены к вольной самостоятельной жизни, чем к домашним условиям. В неволе им так же плохо, как только что отловленному зверю - в зоопарке. И не так уж они голодны и заморены - приглядитесь-ка получше, во многих случаях впору лечить от ожирения!

Так что же, спросите вы, все замечательно в этом лучшем из миров и нет в нем ни не-счастных собак, ни по-настоящему добрых людей?

Если вы поняли меня именно так, мне искренне жаль!

Я не подам руки человеку, привязавшему у булочной семимесячную среднеазиатскую овчарку с заткнутой за ошейник родословной. Я не скажу ни слова с мужчиной, оставив-шим ночью в чужом парадном по команде "Место" взрослого кобеля-дога, а тот не про-пускал утром никого из жильцов и все ждал, ждал хозяина, боясь уснуть даже под силь-ным гипнозом. А тем людям, кто два месяца подряд проходил мимо своего красавца-эрделя, выгнанного из дома и неотлучно сидевшего возле парадного, я с превеликим удо-вольствием плюнула бы в лицо - уж простите!

Но собирать со всей округи щенков, котят, взрослых собак (кошки умнее, они реже даются в руки) и держать их в своего рода концентрационных лагерях - ужасно!

Вы теперь побоитесь взять животное из приюта или из других рук? Не захотите попасть впросак, пойдя на поводу у своей души? Вот и неверно! Только сделать это надо правильно.

Как и при выборе ветеринарного врача или дрессировщика, не соблазняйтесь случай-ными объявлениями. Возьмите очередной справочник "Животные в городе" и отыщите там надежные приюты и гостиницы (у кого есть деньги на рекламу, тот, надо надеяться, и собак накормит и вылечит). Позвоните по телефонам "Потеряшки", где я работаю зоо-психологом.

Не полагайтесь на советы случайных людей. Не сочтите за труд посоветоваться со специалистами. В собачьем клубе вам помогут определить возможную породу или сочетание родительских пород у метиса (от этого зависит многое в образе жизни собаки). Врач охотно обследует состояние здоровья, посоветует вам, как кормить приемыша. Зоопсихолог лучше кого бы то ни было поможет вам установить правильные отношения с собакой и ликвидировать последствия тех стрессов, которые наверняка были в прошлом.

Помните завет великого гуманиста, Антуана Сент-Экзюпери: МЫ НАВСЕГДА В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПРИРУЧИЛИ! И не считайте эти слова банальностью. В конце концов, чем банальнее истина, тем она вернее.


Автор статьи Наталья Дмитриевны Криволапчук, преподаватель спецкурса по зоопсихологии СПб Ветеринарной Академии, действительный член Международной Научной и Медицинской Сети (SMN), член Независимого Союза Экспертов-кинологов, автор книг, теле- и радиопередач по зоопсихологии, уже на протяжении многих лет осуществляет бесплатные консультации по теле-фону (а теперь и по электронной почте) по вопросам зоопсихологии.

Говоря простым языком, если ваша собака вас не слушается, если вам кажется, что она слишком труслива или наоборот слишком агрессивна, если у нее имеется явная привычка пачкать дома и во многих других случаях нарушенных отношений с животным, то вы можете обратиться за помо-щью к Наталье Дмитриевне либо по телефону 272-1507, либо по e-mail: geerolf@mail.ru; geerolf@rambler.ru.

Кроме того, с 17 декабря возобновляются передачи на пятом канале (утром по понедельникам).


Пчела #36 (ноябрь-декабрь 2001)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"