О ТРЕЗВОМ ОТНОШЕНИИ К ЖИВОТНЫМ

С Иваном Корнеевым беседовала Гуля Королева


Фото из архива зоопарка   
Наш собеседник Иван Корнеев, вице-президент Евро-Азиатской Ассоциации зоопарков и аквариумов. Родился в Ленинграде в 1961 году, в Ленинградском зоопарке работает с февраля 1979 года: сначала рабочим по уходу за животными, потом зоотехником, а с апреля 1990 года директором

Пчела: Иван Владиславович, для начала вопрос к зоопарку не относящийся. Недавно ЗС Санкт-Петербурга приняло в первом чтении Закон о содержании домашних животных, насколько я знаю, вы присутствовали на общественном обсуждении этого Закона. Что вы по его поводу думаете?

И.К.: Конкретно об этом Законе я думаю, что его надо возвратить обратно на уровень первого чтения. А если говорить, вообще, то, по-моему, прежде чем требовать что-то от горожан, город должен им хоть что-то предоставить. Я имею в виду, например, следующее.

По моим сведениям у нас в городе существует шесть официальных собачьих площадок. Если исходить из того, что в городе проживает примерно 300 тыс. собак (50 тысяч зарегистрированных, остальные - так), то на каждую площадку приходится, соответственно, 50 тысяч. Резонно возникает вопрос, как при этом можно требовать с владельцев, чтобы они не выгуливали собак в парках?

Далее. Часто раздаются гневные речи о том, что парки загажены, что владельцы должны собирать и убирать за своими собаками. Хорошо. Вот я владелец, я собрал. А что дальше-то делать? Нести к себе обратно домой? Ведь урн в городе практически нет.

Теперь, что касается обязательной вакцинации животных…Конечно, это необходимо, но ведь надо понимать, что всегда будет категория владельцев, - какие-нибудь бабушки с маленькой пенсией, содержащие милых их сердцу собачонок,- которой оплата вакцинации будет не под силу. То есть должна существовать система государственной вакцинации для малообеспеченных, потому что отнимать у них возможность держать любимое существо нельзя.

Пчела: Во время обсуждения закона несколько раз возникал разговор о том, что с точки зрения ГК, домашнее животное это частная собственность, со всеми вытекающими отсюда последствиями…Мол, что хочу, то и ворочу.

И.К.: Ну, в общем, да. За исключением статьи Уголовного Кодекса по поводу негуманного обращения с животным, остальные вопросы - где держать, как держать - никак не регламентируются.

Пчела: Автомобиль тоже собственность, но если я хочу в нем по улицам ездить, я должна соблюдать определенные правила игры, начиная с получения прав вождения и кончая правилами дорожного движения. Пожалуйста, пусть пока животное сидит у меня дома, это никого не касается. А если я выхожу с ним на улицу, у меня должен быть определенный набор документов и я должна соблюдать установленные правила. Так ведь?

И.К.: Совершенно правильное сравнение. Более того, в некоторых странах собаки бойцовых пород приравниваются к оружию. И это логично.

В армии я служил в погранвойсках в качестве инструктора служебного собаководства, и очень хорошо знаю, что такое собака, которая идет на задержание…После этого снимаешь специальный дресскостюм, бушлат, х/б а на плечах у тебя кровавые полосы… У собаки могут быть замечательные душевные качества, но в тот момент, когда ей дается команда фас, она превращается в специальную, веками создаваемую с определенной целью, машину. И, конечно, к этому надо относится очень серьезно.

Я думаю рано или поздно появится федеральный закон, регламентирующий эти вопросы. А пока, с точки зрения федерального законодательства, собака ничем не отличается, скажем, от кофемолки, и поэтому все ограничения, вводимые на местном уровне, могут быть оспорены через суд.

Пчела: А есть какие-нибудь концептуальные проблемы, связанные с содержанием животных в Санкт-Петербурге?

И.К.: Ну, кроме тех, что я уже упомянул, можно еще назвать полное отсутствие системы идентификации животного. На мой взгляд, необходимо как можно шире внедрять микрочипирование, когда животному в мышечную ткань вживляется микрочип, который содержит электронный номер, считываемый сканером.

Безусловно, это стоит денег, но владельцы дорогих элитных собак на это деньги найдут. А владельцев опасных бойцовых пород можно обязать это делать…

Кстати, мы в зоопарке сейчас микрочипируем своих животных. Конечно, далеко не всех. В основном тех, идентификация которых вызывает сложности, например, мелких хищников, которые на лицо все совершенно одинаковые.

Пчела: Сколько это стоит?

И.К.: Микрочип стоит около 8 немецких марок.

Пчела: А сама операция вживления сложная?

И.К.: Это, по-сути, укол.
Микрочипирование решило бы множество проблем. Например, проблему "потеряшек". Предположим, найдена на улице собака. Привезли ее в специальный центр, считали сканером номер, связались с базой данных, получили сведения о хозяине и месте проживания. Все.

И.К.: Если микрочипа нет, значит, собака не прошла регистрацию, значит она бездомная. И соответственно, предпринимаются дальнейшие действия.

Пчела: А в Питере есть государственные приюты для бездомных животных?

И.К.: Государственных приютов у нас на данный момент нет. Строится один приют под эгидой Управления Ветеринарии и государственного унитарного предприятия "Чистый город". Движущей силой там является Фонд "Зоосад". Но, к сожалению, опять все поставлено с ног на голову.

Дело в том, что в большинстве европейских стран делают так: строят приют, отлавливают собак, проводят обследование. Если у собаки серьезное заболевание, ее усыпляют. Если какие-то несущественные - лечат, после чего стерилизуют и выпускают обратно. Смысл мероприятия в том, что животное продолжает занимать свою экологическую нишу, тем самым в городе поддерживается устойчивый уровень популяции бродячих собак, при этом еще устраняются те неприятные эксцессы, которые обычно возникают, когда у суки течка.

У нас, по-видимому, решили пойти своим путем: отловить 500 собак и держать их в приюте до конца жизни. С точки зрения ситуации с бездомными собаками в городе это ничего не даст, поскольку освободившиеся места будут тут же заняты выросшими щенками.

Безусловно, такого типа приюты есть и в Европе. Но они, во-первых, как правило, рассчитаны на небольшое количество животных. А во-вторых, они-то как раз существуют на деньги частных благотворителей, а не налогоплательщиков.

Пчела: А сколько у нас бездомных собак в Санкт-Петербурге?

И.К.: Считается, что около 20 тысяч.

Пчела: Давайте перейдем к более вас касающейся теме - теме диких животных в Санкт-Петербурге. Что вы можете об этом сказать?

И.К.: Начнем с того, что все ветеринарные клиники города от лечения экзотических животных отказываются начисто, и посылают всех в зоопарк, что, с одной стороны, естественно, поскольку лечить их они действительно не умеют. Но, с другой стороны, по ветеринарным нормам лечить их здесь мы не имеем права. Приходится отказывать, А отказывать, скажем, ребенку, у которого в очередной раз раздавили любимую черепашку, сами понимаете, тяжело.

Мы попытались, когда реконструировали ветеринарную часть, выделить некую клинику, которая могла бы работать автономно и оказывать эту столь насущную для города услугу, но вопрос пока висит.

Кроме того, нам, практически ежедневно приносят каких-нибудь животных. Часть из них это действительно дикие животные, случайно попавшие в город. Например, весной и осенью очень часто приносят сов. Приносят замерших ласточек и стрижей, судьба которых, как правило, печальна.

Но чаще это экзотические животные, которых по тем или иным причинам владельцы больше не хотят или не могут содержать дома.

Дело в том что, если раньше рынка экзотических животных, по сути, не было, ну привез моряк контрабандой какого-нибудь попугая, то сейчас этот рынок огромен, особенно в Москве. Пару лет назад, когда я этим специально интересовался, там можно было купить кого угодно. Начиная от шимпанзе и орангутанов, продажа которых запрещена всеми международными нормами!

Вообще, животных очень жалко. Знаете, несколько лет назад в город, по-видимому, завезли контрабандную партию игрунок, это такие маленькие, очень симпатичные обезьянки. В результате мы за месяц собрали семь игрунок, из которых выжила только одна.

Пчела: Что значит собрали? Выловили на улице?

И.К.: Нет, просто нам звонили и говорили: "Не знаем, что делать, она совсем плоха, уже практически не двигается, приезжайте.." Причем, например, в той квартире, куда я заезжал, ее все ужасно любили, кормили исключительно тем же, что ели сами: бульоном, вермишелью, а ей то нужен совершенно другой рацион!

А у другой игрунки было то ли четыре, то ли пять переломов - с ней маленький ребенок играл как с трансформером, она ведь даже укусить не может.

А вот крупных обезьян нам обычно отдают в зоопарк, когда она как следует покусает кого-нибудь из членов семьи. Причем чаще всего они кусают детей.

Обычно ведь как бывает: берут детеныша-обезьянку, чудесная игрушка, все замечательно. Все ее любят, с ней возятся год, два, три. Потом она достигает половой зрелости, и к этому времени у нее складываются четкие приоритеты. Она воспринимает окружающих как свою стаю… Если это самка, она боготворит главу семейства и ненавидит всех окружающих женщин, причем жену владельца она воспринимает как старшую самку, зато ребенка, независимо от пола, как младшего в иерархии и соответственно объект агрессии.

Для жизни в зоопарке эти обезьяны, как правило, не годятся: их психика уже абсолютно извращена, и пустить их в нормальную обезянью стаю невозможно. Ну, пристраиваем их, как можем, в разные юннатские кружки…

Иногда, кстати, приносят таких редких обезьян, что для них нигде и пары не найти. Так, например, было с Чиком, самцом малой белоносой мартышки Шмидта, которому только после многолетней переписки удалось выписать пару из США.

Только нам удалось создать семейную группу для Чика, приносят опять самца, но теперь уже большой белоносой мартышки, и опять ему на всем пространстве бывшего СССР пары нет. Так что опять ищем, а он сидит один, и постепенно звереет…

Пчела: А что вы можете сказать о проблемах животных, содержащихся в Зоопарке?

И.К.: А у них нет проблем. Единственная проблема, и то скорее не у животных, а у людей - качество клеток и все такое.

Понимаете, животному, по большому счету, если у него есть корм, партнер, убежище, вода, совершенно все равно покрашена в его клетке стенка или нет.

Пчела: А объем клетки ему разве не важен?

И.К.: Для большей части животных - в общем, нет.
Животные на природе ведь двигаются не от хорошей жизни. Например, в литературе существует масса описаний случаев, когда колонок или хорек, очень, в принципе, подвижный мелкий хищник, по осени найдя тушу павшего лося, живет в ней всю зиму.

Фото из архива зоопарка   
Те, кто считают, что зверь, плотно поужинав, пойдет прогуляться - глубоко заблуждаются. Он завалится спать. А если, проснувшись, он увидит перед собой новый ужин, то он не пойдет гулять перед едой, он снова поужинает и будет спать. И так будет до тех пор, пока перед его носом будет лежать корм.

На самом деле, в зоопарке животные страдают не от отсутствия пространства, а от безделья. Поскольку им не надо заботиться о добыче пищи, чем они в основном занимаются в природе, то получается, что мы должны им как-то разнообразить среду обитания, в этом смысле. Например, качели, веревки и всякие приспособления для лазания в клетках у обезьян.

На Западе, чтобы решить эту проблему свободного времени животных сейчас пытаются усложнять добычу корма. Скажем, белому медведю дают мясо, вмороженное в ледяной куб размером метр на метр. И медведь должен сам решить, как он это мясо будет добывать: будет ли он разбивать лед, пролизывать, скидывать в бассейн или еще что.

Нам, пока, к сожалению, на то, чтобы глобально заниматься этой проблемой, не хватает ни штата, ни денег, хотя что-то делать мы, конечно, пытаемся, в частности, для крупных хищников.

Пчела: А неблагоприятная экологическая обстановка в городе на зверей действует?

И.К.: Мне очень нравится этот вопрос. А на людей не действует? Мы же здесь живем?

Пчела: Ну, в конце концов, человек сам решает, где ему жить, а у животного такого выбора нет.

И.К.: Знаете, у большинства людей у нас в городе, тоже, на самом деле, никакого выбора нет.

И потом такие вещи, насчет вредного воздействия, надо доказывать, а строго доказать это невозможно.

По чему, например, можно судить о влиянии загрязненности? По наличию тех или иных заболеваний. Но нужна ведь статистика, а не разовые случаи. А статистики такой нет.

Собственно говоря, какие у нас есть основные критерии? Продолжительность жизни и размножение. Размножаются у нас животные в зоопарке прекрасно.

И с точки зрения продолжительности жизни, ленинградский зоопарк имеет целый ряд животных-долгожителей, которые побивают все мировые рекорды.

Например, у нас был длинномордый тюлень, самка, которая прожила в зоопарке с 1952 по 1992 год, сорок лет, это максимальная продолжительность жизни у тюленей. Или самка белорукого гиббона, которая дожила до 30 лет, при этом в 29 она еще родила детеныша, хотя по человеческим меркам, ей было под девяносто.

Пчела: То есть вы хотите сказать, что, если мне, например, кажется, что верблюд в зоопарке несчастен, это мое субъективное впечатление, не соответствующее действительности?

И.К.: Дело в том, что посетитель, приходя к нам, почему-то оставляет все свои познания, даже на уровне школьного курса биологии, где-то за пределами зоопарка… Объясните мне, пожалуйста, что такое "верблюд несчастен"?

Пчела: Шерсть облезлая…

И.К.: Все животные линяют. И копытные, и хищные - все. И в момент линьки они действительно могут выглядеть ужасно, с того же верблюда шерсть слезает просто лоскутами. И что? Надо же обдумывать, то, что видишь.

Вообще, в зоопарк надо ходить два раза в год. Если вы хотите посмотреть молодняк, или, скажем, птичек, во всей красе, то надо приходить летом. А если - лис, песцов, тех же копытных, то надо приходить зимой. Летом лисица выглядит как ходячая доска…

Или, например, очень часто вызывает вопросы посетителей то, что наш белый медведь все время ходит взад-вперед. Называется это навязчивый двигательный стереотип. В зоопарках всего мира занимаются этой проблемой. Причем это не зависит от размеров вольера, что у нас, в нашем малюсеньком, что у американцев, в гигантском, медведь все равно ходит по одной тропочке туда-сюда, осваивая из всего пространства лишь небольшую его часть.
Плохо? Плохо.

Но давайте разберемся, почему белые медведи оказались в зоопарках? Потому, что их убивают в живой природе.

Откуда, например, взялся наш Меньшиков? Его поймали на полярной станции Мыс Меньшикова на Новой Земле. Почему? Потому что он со своей мамочкой поселились на тамошней помойке. Дело было в сентябре, вот-вот должен был выпасть снег. А когда выпадает снег белого медведя уже не видно. А желающих, выйти из дома и наткнуться на белого медведя, в общем, не было. То есть выбор был следующий: либо он уедет в зоопарк, либо его застрелят. Что лучше? На мой взгляд, лучше здесь, потому что, несмотря на этот стереотип, он взрослый красивый самец, регулярно размножающийся…

Пчела: А вы сами держите какого-нибудь зверя у себя дома?

И.К.: У меня есть собака, и, наверное, я все-таки после долгого перерыва снова заведу рыбок. Но, вообще, 23 года проработав в зоопарке,я, ей Богу, не сильно хочу кого-то держать дома. Я слишком хорошо понимаю, какую ответственность на себя берет человек, заводя кого-то.

Скажем, у меня в семье сейчас так складывается, что у нас все время дома кто-то есть, так что нашей собаке не сильно скучно, но я не думаю, что собаке, по большому счету, комфортно, когда она целый день сидит дома и ждет хозяина.

И когда безумно занятые люди, которые рано утром ушли, и только поздно вечером пришли, заводят собаку, то для меня это дико. Ну, кошка еще понятно, кошка действительно сама по себе, а собака, мне, во всяком случае, так кажется, сидит и ждет, ну, когда же они придут? Вы поставьте себя на ее место!

Пчела: Что бы вы пожелали жителям Питера, желающим завести домашнего питомца?

И.К.: Просьба одна, когда кто-то кого-то собирается завести, пусть он перед этим возьмет книжку и прочитает про того, кого хочет завести, а потом подумает, действительно ли он всего этого хочет?

То есть, мне бы хотелось, чтобы люди, во-первых, знали, что они собираются делать, во- вторых, понимали, что из этого следует. И, исходя из этого знания и понимания, принимали решение. Тогда бы, наверное, и людям, и зверям, жить было комфортнее…


Пчела #36 (ноябрь-декабрь 2001)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

ооо московская сервисная компания официальный сайт

Письмо в "Пчелу"