Какому нормальному человеку захочется быть русской матерью?

Юлия Бурлакова

"Нет стабильности, нет денег" - так демографы объясняют низкий уровень рождаемости. Автор этой статьи двадцати двухлетняя журналистка Юлия Бурлакова считает, что все вокруг настраивает современную русскую образованную девушку против беременности. Что и пытается проиллюстрировать, исходя из собственного опыта.

"Я не могу поверить, что ты беременна! Это не укладывается у меня в голове! Как же ты теперь будешь?"
Даша, 23 года

СПУТНИК ЖИЗНИ

В нашей стране нет культуры активного отцовства, и девушкам тяжело взваливать на себя всю ответственность. Государственных курсов для будущих пап не существует. За присутствие мужа на родах (вообще-то просто присутствовать мало, надо помогать) приходится платить. Эта сумма включается в общую стоимость платных родов, за которые в нашем городе приходится платить от пяти тысяч рублей до тысячи долларов, а на бесплатные роды отцов не пускают. Так что понятие "беременная пара" - все еще экзотика. Усилия отдельных энтузиастов погоды не делают. Кстати, сами русские мужчины не спешат изменить положение дел. Одни боятся, другие - брезгуют(!), третьи опасаются за дальнейшие отношения с супругой.

А между тем роды - это тяжелая физическая работа, и взваливать ее на одну только женщину - невероятно безответственно. Радость зачатия испытывают оба, а за последствия отвечает одна женщина.

Интересно, что женщины потакают этому механизму - зачем я его потащу, раз он боится? Или прислушиваются к мнению старших подруг, теть, мам - мол, роды это женское таинство. Чушь! Когда-то и трапеза со товарищи была мужским таинством. Еда, роды - физиологические акты, в патриархальном обществе имеющие сакральное значение именно с точки зрения иерархичности, в том числе гендерной. А с физиологической и моральной точек зрения роды - это общее природное таинство, чудо появления новой жизни, самый светлый момент совместных переживаний пары.

Кроме того, в случае активного участия отца в беременности и родах у малыша и папы складываются замечательные отношения (это объясняется взрывом гормональной деятельности у мужчины, заставшего первые минуты жизни своего ребенка).

Массовая культура

Это, пожалуй, основной враг беременной женщины. Массовая культура ставит знак равенства между сексуальным объектом и женщиной. Хороший сексуальный объект - это и есть хорошая женщина. Объект, соответственно, худой, ухоженный, ровный эмоционально, имеющий время и здоровье на ночные клубы, имеющий сексуальное желание.

Логическая цепочка такова: когда я была беременна, я не подходила ни к одной из этих характеристик. Значит, я была плохой женщиной (с точки зрения массовой культуры). А молодым девушкам в общей массе хочется кореллировать с общепринятыми идеалами. Значит, молодым девушкам обычно не хочется быть беременными. А это деструктивно и не физиологично. Деструктивными и нефизиологичными были корсеты, уродование ног японкам, огромные парики. Когда-нибудь нелогичность современного идеала женщины станет также очевидной. Уже сейчас эндокринологи пытаются объяснить, что женщина без жировых отложений в области таза и живота - больная женщина.

В обществе нет культа красоты материнства, и наши девушки не чувствуют себя комфортно во время беременности. Кощунственно выражаясь, быть беременной - это немодно.

Материальная среда

Дискомфорт во время беременности может быть не только эмоциональным, но и физическим. И я имею в виду не естественные недомогания (благополучная беременность приятна), а техногенную среду.

На седьмом месяце беременности мы переехали в пригород. Потому что дышать выхлопными газами и смотреть на коробки стало невыносимо. Это чувствовалось интуитивно, а потом в журнале "Эксперт" ("Эксперт-Авто", №6(28), июнь 2001) я обнаружила статистику: за последние пять лет в Петербурге на 20% больше детей заболело бронхиальной астмой, на 15% - болезнями эндокринной системы, и на 67% (!) - онкологическими заболеваниями. Когда мои друзья, проживающие на Загородном проспекте, показали ребенка врачам в Финляндии, те после осмотра спросили: "Вы, наверное, живете в зоне экологического бедствия"?

Кстати, поехать в Финляндию, или Данию, или Швецию с грудным ребенком мне представляется вполне возможным, а вот на Невский - страшновато. Мои "коллеги" по курсам подготовки к родам все как один не ездили на метро во время беременности. Действительно, воздуха под землей не хватает, а толкотня пугает.

Питаться можно, только таскаясь целый день с огромным количеством баночек, захваченным из дома, потому что доступного диетического питания в центре нет. А вот в Университете Хельсинки молодые мамы могут спокойно разогревать младенцам пищу в специально отведенных для этого микроволновых печах. Кроме того, для малышей в аудиториях существуют специальные места. Для русских же девушек образование после родов сопряжено с большими организационными трудностями.

Все это говорит об одном: в нашей реальности беременность и кормление сводят дальнейшую социализацию женщины к минимуму. Это обстоятельство приравнивает два счастливейших процесса в жизни женщины и семьи к инвалидности. Это ужасно нелогично. Однако это оказывает огромное влияние на молодых девиц - ведь им, слава богу, хочется быть активными и образованными. Таким образом, процесс социализации является препятствием для беременности, что аморально.

Школа

Это заведение приковывает девочку к парте на десять лет. От этого неправильно развиваются или деформируются тазовые кости. А это уже прямой путь к родовым травмам (то есть пострадает малыш). Уровень физической подготовки в наших школах вообще представляет собой угрозу национальной безопасности.

От неразвитого тела, которое проводит в скрюченном положении лучшие годы для гармоничного развития, следуют болезненные роды. А кто хочет получать травмы и испытывать боль? Только идиот. Поэтому мне пришлось ходить на специальную гимнастику и курсы подготовки к родам, которые сделали процесс родов не только безболезненными, но и приятными.

К недостаткам школы я могу отнести и полное отсутствие преподавания культуры материнства в школе. Нет, как говорится, информационных ресурсов. Материнство - это такой пробел в сознании современной русской девушки. Я сведения о беременности черпала в Интернете: www.babyboom.sp.ru и www.03.ru (женская консультация on-line). Очень удобно, но как-то чересчур техногенно.

Медицина

Вместо того, чтобы формировать у женщин уважение и трепет к своей биологической сущности, наши женские консультации заставляют их чувствовать свою ущербность. Вечное хамство, холод, неуютность… В результате возникает мысль: "А не будь я женщиной, мне не пришлось бы этого испытывать". За время беременности я так и не нашла своего идеального врача, и это очень мешало.

Методы общения зачастую вообще не допустимы, особенно по отношению к беременным. Врачи ничего не объясняют, общаются с пациентками "по-советски". На меня долгие минуты орала заведующая женской консультацией №5 Московского района. Убеждала, что у меня неблагополучная беременность. Когда я платно сделала анализы в престижной клинике (потому что не поверила ни одному слову функционерши), то удостоверилась, что абсолютно здорова. Сейчас у гинекологов города вообще бытует неформальный обычай - подстраховываясь, ставить диагноз "угроза невынашивания беременности". Какой психологический прессинг на беременную, которой так нужна поддержка, максимум информации и уверенность в своем здоровье и здоровье ребенка!

С другой стороны, врачи - последние "заложники" плохого здоровья и полнейшей неподготовленности к материнству русских девушек. Ведь именно они несут ответственность за исход беременности. А молодая женщина поступает на учет в консультацию, уже имея весь груз вышеперечисленных проблем. При этом гинекологи в государственной медицине получают зарплату в полторы тысячи рублей, не имеют диагностической и технической базы. Так что их ежедневной каторге тоже не позавидуешь.

Мама

Через все это прошли и наши мамы. Какие мамы у меня и моих подруг? Спокойные, живые, ухоженные, реализовавшиеся, уверенные в себе, веселые? Или раздраженные, вечно экономящие на себе, усталые, потухшие, зашоренные? Боюсь, второй вариант.

При этом смена наших поколений усложняется тем, что мы застали наших мам в начале 90-х, когда еда была по карточкам, а вера в коммунизм рухнула. Поэтому наши мамы в определенный момент стали еще и усомнившимися, а потом и разуверившимися. Таким образом, наше поколение с большим подозрением относится к материнству (заметьте, я отождествляю его с семейной жизнью), чем поколение наших мам - ведь бабушки были уверены в том, что их доля прекрасна.

Раньше я обижалась на свою маму за то, что она постоянно раздражена. Теперь, став "хозяйкой", я ее очень понимаю. Однако система ценностей меняется, молодым женщинам не хочется стоять у грязной плиты, и думать: раз муж не пьет, жизнь удалась. Вообще, мне кажется, что быть идеальной русской женой может или человек с абсолютно рабским, или абсолютно ангельским сознанием. У меня нет ни того, ни другого. Я не идеальная русская жена. Поэтому я вечно недовольна.

И какому нормальному человеку после этого захочется быть русской матерью?

Светлое будущее

И это все - не говоря об унизительной "поддержке" государства, отсутствии стабильности, обычных физиологический и психологический трудностях беременности.

Я бы не стала писать обо всех этих проблемах, если бы не смогла их преодолеть. Рожали мы вместе с мужем; издержки сидячего образа жизни побеждала гимнастикой для беременных; я переселилась в пригород и здесь выгуливаю в огромном парке свою дочь; образовываюсь и работаю на дому - в Интернете, а маму просто понимаю.

Однако вокруг меня много женщин, на которых реальность оказывает большее влияние, чем желание творить жизнь. И если мои наблюдения придадут им хоть чуть-чуть уверенности, я буду счастлива вместе с ними.


Пчела #35 (cентябрь-октябрь 2001)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"