Где он, защитник наших прав?


Идея о том, что горожанам необходим собственный общественный заступник, не раз поднималась в последнее десятилетие. И дело тут не столько в народных чаяньях, сколько в настойчивых требованиях "цивилизововаться" или убираться из приличного европейского сообщества. Работа по внедрению новой структуры была проделана большая: депутаты рассматривали соответствующие законопроекты, гуманитарно-политологический центр "Стратегия" проводил широкомасштабные международные конференции, где обсуждались все аспекты создания в нашем городе института омбудсмана, парламентского уполномоченного, модератора (так называют эту должность в разных странах). Эти старания привели сразу к двум знаменательным событиям, произошедшим в 1997 году: при Администрации Санкт-Петербурга была создана комиссия по правам человека, а Законодательное собрание приняло закон "Об уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге". Сегодня, четыре года спустя, в Санкт-Петербурге нет ни вышеназванной комиссии, ни уполномоченного по правам человека. Прокомментировать эту ситуацию мы попросили депутата Законодательного собрания Александра Щелканова, на протяжение нескольких лет занимающегося практической правовой защитой.

Александр Щелканов: Сегодня имеется вся необходимая законодательная база, чтобы в Петербурге появился уполномоченный по правам человека, или - чуть шире - нститут уполномоченного по правам человека. Если задаться вопросом: " А откуда вообще возникла необходимость в такой фигуре?", надо совершенно четко понимать, что сейчас институт уполномоченного создается в России ( как вы знаете, он уже существует в ряде городов), потому что это - одно из основных требований Европейского Сообщества, в которое мы врастаем. Поэтому администрации на местах вынуждены, скрипя зубами, с ним мириться. Мы подписали все соответствующие международные декларации и конвенции о правах человека, и "впряглись". Петербург как субъект РФ разработал и принял собственный Закон об уполномоченном по правам человека (подписанный губернатором в 1997 году и доработанный позже по замечаниям прокуратуры). Петербургский уполномоченный совершенно самостоятелен и не входит в структуру законодательной или исполнительной власти. Материально-техническое обеспечение уполномоченного и его штата, включая оплату помещения, зарплату и его, и его штата осуществляется из бюджета города. Строка эта в бюджет 2001 года включена "с потолка", поскольку уполномоченный еще не выбран. На вопрос о финансировании, мне было отвечено: "Как только он будет выбран, администрация моментально найдет возможности содержания этой должности". Обеспечивать исполнение будет губернатор (как распорядитель бюджета), и у него есть все возможности саботировать эту строку (отсутствие помещения, задержки финансирования и т.д.).

Итак, вынужденность создания этой должности понятна, правовая обеспеченность сегодня достигнута ( есть Конституция, спускаемся ниже - есть Федеральный закон, спускаемся еще ниже - есть Устав, и наконец - есть закон Санкт-Петербурга). Этого уже достаточно, чтобы начать работать. Чего сегодня нет? Нет структуры, нет штатного расписания и функциональных обязанностей, нет сметы, но их может составить только сам уполномоченный. Пока же ситуация тормозится неизбранием этого должностного лица.

Пчела: Если уполномоченного не избирают, может, он никому и не нужен? Тем более, что один правозащитник у нас, вроде бы, есть - председатель соответствующей комиссии при губернаторе.

- В связи с тем, что 2-3 попытки избрания уполномоченного не удались, меня обеспокоила эта ситуация, и я решил узнать, а как обстоит дело хотя бы с той комиссией при губернаторе. (Хотя само обозначение "при" уже говорит о том, кого она может обслуживать). 21 марта я отправил в Администрацию депутатский запрос где говорится, что попытки людей достучаться до вышеназванной комиссии оказываются ничтожны, и ходят разговоры, что она якобы… самораспустилась! На что мне господин Яковлев и отвечает: "… в связи с тем, что ряд членов Комиссии, включая председателя… вышли из ее состава, деятельность Комиссии временно приостановилась".То есть, комиссии по правам человека при губернаторе уже год, как не существует, но вспомнил он о ней и дал поручение о восстановлении ее только после депутатского запроса. Это достаточно ярко отражает отношение исполнительной власти - во-первых - к должности уполномоченного, во вторых - к правам человека в городе, и самое главное - показывает подлинное глубокое убеждение администрации: "Год комиссии не существует - и не надо, чем дольше ее нет, тем лучше".

Пчела: И все-таки, почему питерские депутаты никак не могут выбрать уполномоченного?

- Косвенно я уже ответил, почему все три попытки не удались. Вероятно, наличие лица, полностью обеспеченного правом и исполняющего должность по защите прав каждого гражданина - сегодня не является задачей, приоритетной для той части депутатов, которую называют прогубернаторской. Вероятно, они не заинтересованы в том, чтобы из кандидатов, претендующих на должность уполномоченного, был избран "неудобный" губернатору человек. В этом ключевая причина. В списках были люди достойные, способные решать проблему защиты прав человека в соответствии с законом города и международными декларациями, но этот уровень не устраивает администрацию. Раз осуществляется столь сильное противодействие избранию дееспособного уполномоченного, значит он что-то все-таки может сделать. Если бы это была фигура фиктивная, ни на что не способная, не имеющая определенного круга прав, ее можно было бы не бояться. Получается, что человек нужный городу, не нужен администрации.

Возникает вопрос: "Городу нужен - а зачем? Кто он и что он сможет сделать?". Уполномоченный в Петербурге нужен хотя бы для того, чтобы возродить надежду на то, что существует правовой механизм, через который можно добиться объективной информации, уточнить свое право, получить консультацию, как повести себя в той или иной ситуации. Дело уполномоченного - обобщать проблемы, с которыми к нему обращаются люди и определять, какие из них наиболее болезненны. Он сможет информировать структуры, в отношении которых поступают жалобы, о том, что ими допускаются нарушения. Но "права вето", возможности прекратить действие, нарушающее право, у нашего уполномоченного нет. Пока нет! Информацию о нарушениях он будет передавать российскому уполномоченному, чтобы тот через верхнее звено государственной власти смог воздействовать на петербургскую администрацию.

Первое время с раннего утра до позднего вечера сотни людей будут идти к нему просто, чтобы излить горе и душу. Уполномоченный не должен брать посетителя за руку и ходить с ним по инстанциям, статус у него другой. Индивидуальная защита прав - дело суда и прокуратуры. Уполномоченный вмешивается тогда, когда индивидуальное обращение к нему обоснованно, когда человек уже прошел "все круги ада" - об этом говорится и в городском законе. Вторая задача уполномоченного и его института - обучать людей, как им отстаивать свои права. Это принципиальнейший момент, потому что каждый обученный распространяет вокруг себя волны информации, тем самым гражданизируя общество.

В законе написано, что сфера его деятельности - основные права, отмеченные Декларацией. А сегодня у нас появились фон и возможности сравнения - и все болезненнее, все пронзительнее звучит требование: "я хочу жить по человечески". Обеспечение качества жизни выходит на первый план. Рекомендации "что делать, если вас задержала милиция", "если нарушаются ваши жилищно-коммунальные права" и им подобные должны лежать в приемной уполномоченного, чтобы любой человек мог ими воспользоваться упредительно.

Если уполномоченный заинтересован в оздоровлении социального климата, в гражданизации общества, ему придется заниматься вопросами условий жизни: жилищными, коммунальными, социального обеспечения, связанными с карательной психиатрией, со следствием и тюрьмой, с милицейским беспределом, с военной службой и т.д. Право отказать в рассмотрении таких вопросов у него будет, но отказ моментально породит волну отката от уполномоченного и очень серьезное разочарование: "Вот, посадили нам на шею еще одного чиновника…". Очень многое будет зависеть от того, кого депутаты изберут.

Пчела: Как следует из Закона, Уполномоченного избирают депутаты. Кто из кандидатов "лидирует" в настоящее время?

- Оценку, как раскладываются голоса, дать не рискну. Сегодня возможен вариант, когда будет избран не совсем удобный губернатору человек, тот, что сможет "укусить", сможет беспокоить губернатора. Это зависит, среди прочего, и от уровня рассерженности и обиженности депутатов на губернатора в момент выборов.

В финал на последних выборах вышли Юрий Нестеров (более 20 голосов) и Юлия Лаврова (8 голосов). Почему не набрали нужного количества голосов? Наверно, такова оценка их возможностей в этой сфере деятельности. Вы не представляете, насколько это кошмарная должность, это должность самоубийцы, особенно в установочный период.

Пчела: А есть ли у финалистов опыт правозащитной деятельности?

- Осмелюсь говорить, что у Лавровой - практически, нет. Плохо, но все-таки зная, чем занимается Нестеров, рискну предположить, что у него определенный опыт есть. Вместе с тем, в том же списке присутствует, например, Николай Гиренко, имеющий большой опыт правозащитной деятельности, но он недостаточно знаком депутатам. Но ведь здесь требуется также серьезный опыт и организационной, и управленческой работы, и опыт выработки и принятия решений. В городе есть еще человек пять, способных взвалить на себя эту ношу, но…

Пчела: Насколько я понимаю, по закону выдвигать кандидатов на эту должность могут и депутаты, и губернатор, и органы местного самоуправления и общественные объединения, и партии, но выбирает его Законодательное собрание. Иными словами: шансов у кандидата от общественной организации, если депутатам он почему-либо не симпатичен, нет никаких.

- Хотим мы того или не хотим, ЗАКС - это представительный орган власти, то есть он представляет здесь мнение большинства населения города. Это инструмент народовластия, созданный исторической практикой. Да, в головах блуждает идея о том, что вообще-то уполномоченный должен избираться населением города. Более того, я разделяю эту идею полностью, потому что политическая ангажированность голосующих при этом уменьшается и больше шансов быть избранным по доверию населения. Но это дороже и труднее организационно. Если будет совмещение выборов, то большинство избирателей, как всегда, просто не поймут, кто есть кто в списке.

Последняя попытка выбрать уполномоченного была предпринята в начале года. После этого возникла пауза. Предполагаю, что следующий раунд пройдет либо в июне, либо осенью.

Пчела: Итак, правозащитника, облеченного хоть какой-то властью у нас нет и в ближайшее время не предвидится. Куда сегодня обращается петербуржец, обеспокоенный нарушением его прав?

- Сегодня, кроме Господа Бога и церкви - с одной стороны, и бандитской крыши - с другой , люди пытаются найти защиту своих прав в комитете по обращениям и жалобам Администрации (по отзывам сограждан структура совершенно недееспособная). Кроме того, в Москве работает уполномоченный по правам человека Российской Федерации, а в Петербурге существуют дееспособные и исполняющие правозащитную функцию организации: "Солдатские матери", "Общество потребителей", "Гражданский контроль" и другие. Наконец (не будем этого скрывать) многие обращаются в газету "Новый Петербург", она бесспорно несет правозащитную нагрузку. Иными словами, база в Петербурге для работы уполномоченного, для создания широкой сети сотрудничества есть. Есть возможность опираться на достаточно грамотные, имеющие опыт работы структуры общественной правозащиты. И что чрезвычайно важно, уполномоченный может значительно расширить поле сбора информации и через местное самоуправление - туда, кстати, тоже многие обращаются.

Пчела: Судя по всему, появление фигуры уполномоченного - еще не означает, что он будет заниматься защитой всех "униженных и оскорбленных". В законе, как и в Декларации, речь идет о фундаментальных гражданских и политических правах человека. Все остальное - зависит от личности избранного…

- Должностное лицо обязано в первую очередь руководствоваться законом. Что оно будет делать, в дополнение к закону, - его выбор. Возможность исполнять эту должность, но не приносить пользу - есть. С другой стороны - если, хотеть, знать "как" и уметь, то эта должность создает достаточные возможности для того, чтобы и оказывать какую-то минимальную помощь людям, и заниматься решением проблемы в целом на государственном уровне. Минимальную - потому что все сотни тысяч жалобщиков не обслужишь, это - дело суда, прокуратуры. Их, а также администрацию города и районов надо заставить работать в правовой области. Речь идет о типичных ситуациях, вроде избиения в милиции, ловли мальчишек в метро по призыву и тому подобных - тех, которые создают напряженность в социуме.

Пчела: Ни оштрафовать, ни даже остановить нарушителей уполномоченный не властен. Каким образом он может заставить кого-то к себе прислушаться?

- Его оружие - вскрытие механизмов возникновения проблем и выработка инструментов для их решения. Количество обращений по одному и тому же вопросу - красный флажок, сигнал, на что обращать внимание. Сегодня ясно, что можно, начав с уровня районного суда, выйти, например, в Страсбург. Если, допустим, институт уполномоченных завалит Страсбург примерами нарушения прав со всей территории России, президенту и правительству будет не до прикрывания, и вынужденно начнется реакция оздоровления всех систем, в которых эти нарушения происходят. Это длительный процесс.

Пчела: Ну, да… Дорога, длиною в жизнь, и не в одну …

- Ну нет у нас пока гражданского общества! У нас все через … делается! Все внедряем сверху - не снизу, как во всем мире. Но пока власть будет находиться в конфронтации с уполномоченным, дорога эта будет оставаться непроходимой.

Беседовала Елена Пудовкина

P. S. 7 мая вышло постановление губренатора о внесении изменений в распоряжение "Об образовании Комиссии по правам человека в СПб". Предположительно, возглавлять воссозданную комиссию будет член СПб городской коллегии адвокатов Александр Хохлов.


Пчела #33 (май-июнь 2001)


 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"