Путями права

Вениамин Иофе


"Что же это такое - правозащитная организация?" - спросил я Бориса Павловича Пустынцева, председателя "Гражданского контроля", одной из самых известных правозащитных организаций в нашем городе. "Уже и не знаю" - ответил он.

Проблема действительно существует. Общественных и полугосударственных организаций, помогающих нашим согражданам защищать их законные интересы, права, льготы или привилегии, в городе достаточно много, круг проблем, охватываемых ими, чрезвычайно широк, выражение "правозащита", используемое ими в целях самоидентификации, стало расхожим термином, смысл которого от частого употребления почти стерся.

Невозможно ответить на вопрос, почему, например, "Грань", защищающая интересы людей, пользующихся креслами-колясками, или преследующее не менее достойные цели сообщество "Родители против рака ПЛЮС", считают себя правозащитными организациями, а такие общеизвестные ассоциации, защищающие права и интересы своих членов, как общества блокадников или военных ветеранов, себя таковыми в городских списках не числят? Почему из всех профсоюзов в нашем городе только Объединение свободных профсоюзов "Справедливость" (председатель Владимир Ильич Гомельский) осознает себя правозащитной организацией и рассматривает свою работу как правозащитную? Все это вызывает желание хотя бы немного понять происходящее.

К середине ХХ века презрение современного государства к частной человеческой жизни было убедительно доказано Освенцимом, Хиросимой и Гулагом. В 1948 году устрашенное человечество приняло в ООН "Декларацию прав человека", инструмент, который должен был защитить людей от них самих, от порождений их собственного разума и выбора. Западная политическая философия исходила при этом из абсолютности неотъемлемых и неотчуждаемых моральных прав человека и очевидности права человека на жизнь. Незападный мир, опытом своей истории совсем не будучи в этом убежденным, принял новый политический словарь, вложив в него свои собственные смыслы. В расколотом надвое послевоенном мире произошло разделение и по вопросу прав человека. 16 декабря 1966 года та же ООН приняла уже два документа: "Международный пакт о гражданских и политических правах", защищающий основные гражданские права и политические свободы (право на жизнь, личную свободу, личную неприкосновенность, свободу мысли, совести, слова и т.п.), основанные на постулатах западной ментальности и "Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах", декларирующий социальные гарантии выживания человека в современном мире. Экономические и социальные права (право на труд, право на забастовку, право на социальное страхование, право на оплачиваемый отпуск и т.п.) часто называют "правами второго поколения", они являются не абсолютными нормами, а лишь морально мотивированными социальными ориентирами, достижение которых и закрепление в национальных законодательствах зависит от уровня экономического развития того или иного государства.

Коммунисты, для которых личная свобода человека всегда была одним из самых ненавистных понятий, обычно настаивали на том, что именно социально-экономические права являются приоритетными перед правами гражданскими и утверждали, что только наличие материальных и социальных гарантий государства открывает человеку путь к последующим политическим и гражданским свободам. "Будет хлеб - будет и песня" - в полном соответствии с принципами исторического материализма утверждал Л.И.Брежнев в своем бестселлере "Целина".

Западные авторы, в свою очередь, обращали внимание на то обстоятельство, что именно в странах с максимально не стесненными политическими и гражданскими свободами уровень социального обеспечения населения, как правило, оказывался намного выше, чем в странах победившего социализма, и тем самым законодательное закрепление социально-экономических прав нужно действительно считать констатацией достигнутого уровня прав "второго поколения".

С той поры и ведется этот бесконечный спор о правомерности уравнивания двух систем ценностей, а с ним и спутанность понятий в отношении правозащитной работы.

Для сегодняшнего российского общества с его пралогическим национальным самосознанием, для российского государства с его нищим народным хозяйством и для населения, ощущающего себя на грани физического выживания,, принципиальные аспекты правозащитного спора кажутся малоактуальными. Правозащитная идея у нас аморфна и не требует ясности, а спектр правозащитных организаций не имеет ясного членения и не нуждается в нем. С одной стороны, у нас есть "Гражданский контроль", мощная организация с профессиональным штатом и мероприятиями общероссийского масштаба, наиболее тяготеющая к классическим европейским понятиям и формам работы.

"Гражданский контроль" активно взаимодействует с государственными органами, издает книги, проводит конференции, отрабатывает законодательную базу с депутатами Думы и специалистами в области государственного права, а частными делами занимается только в тех случаях, если видит в них принципиальный или прецедентный смысл. Но спросите их руководителей, Бориса Павловича Пустынцева или Юрия Иннокентьевича Вдовина, и они, подтвердив, что их система ценностей базируется на безусловном признании приоритета политических и гражданских свобод, признаются, что в наши дни отгородиться от проблем "прав второго поколения" невозможно и с этой целью действует постоянный проект "Гражданская инициатива", созданный для осуществления программ социального характера.

С другой стороны, "Независимая группа по правам человека" (Владимир Владимирович Алексеев, Марианна Абрамовна Ханукова, Леонид Борисович Лемберик и др., всего около 10 человек), организация, наиболее соответствующая по устройству и духу правозащитным организациям поздней советской эпохи, работает без официальной регистрации, без реального бюджета, без собственного помещения, и держится исключительно на энтузиазме своих членов.

Организация ведет открытый уличный прием посетителей, а это значит, что она ориентирована на конкретную социально-экономическую проблематику (естественно, что самый большой блок обращений - это жилищные проблемы). Она оказывает консультационную помощь и юридическую поддержку горожанам в меру своих сил и возможностей. Но спросите Леонида Борисовича Лемберика о приоритетах этой группы, и он вам скажет, что они вполне отдают себе отчет, что социальные права могут быть надежно защищены только при гарантиях соблюдения прав гражданских и политических, расширения и защиты которых нужно добиваться, но считают, что в сегодняшней ситуации в городе и в стране нужно просто защищать насущные законные интересы людей, исходя из уже сложившейся юридической и административной ситуации, и любая общественная организация, которая более или менее регулярно это делает, является безусловно правозащитной.

Тем не менее, развитие в направлении к переходу от защиты частных социально-экономических прав и интересов людей к защите основных гражданских прав и свобод человека как действенной гарантии благополучия всего социума наблюдается и в наших правозащитных организациях. Разумеется, есть такая старейшая общественная организация, как "Мемориал", с самого своего основания ставящий целью переход от защиты интересов жертв политических репрессий к созданию системы политических и правовых гарантий недопущения политического произвола и беззаконного насилия в качестве инструментов политической жизни страны.

"Мемориал" вводит исторический опыт прошлого в национальное самосознание России и поэтому стоит на позициях безусловного признания приоритета прав человека и основных свобод. Однако и такая правозащитная организация, как "Центр правовой помощи им. Гарольда и Сельмы Лайт (Лайт-центр)" (руководитель Леонид Абович Львов), которая начала свою деятельность в 1992 году с бесплатной правовой помощи гражданам и защиты конкретных прав национальных меньшинств, беженцев и вынужденных переселенцев, к 1998 году превратилась в регионального координатора программы Московской Хельсинкской Группы (МХГ) "Мониторинг прав человека в России". Сегодня Лайт-центр разрабатывает просветительные программы "Климат доверия" по формированию толерантного сознания и по профилактике экстремизма в межнациональных отношениях и организует семинары для учителей, сотрудников правоохранительных органов и общественных организаций Северо-Запада России, то есть занимается тем, что считается первоосновой понятия "права человека" - пропагандой абсолютности моральных прав и достоинства человека. В том же направлении развивается организация "Африканское единство" (председатель Тункара Алиу), на глазах совершающая эволюцию от защиты конкретных интересов африканцев, живущих в Санкт-Петербурге, и противодействия расовой и национальной дискриминации в городе к общей проблематике человеческого равенства и защите моральных ценностей общества.

Подытоживая сказанное, можно констатировать, что сегодня в нашем городе общественная организация исходно называет себя правозащитной, если считает, что на более или менее регулярной основе в своей работе она противодействует проявлениям дискриминации или несправедливости в отношении локальных социальных групп или просто отдельных граждан. Эти организации, как правило, считают, что устойчивое достижение свободы и справедливости в обществе может быть достигнуто путем политического и юридического нормирования (мы не рассматриваем здесь другие мнения), и медленно эволюционируют в сторону защиты фундаментальных прав и свобод человека как гарантии социального и политического благополучия всех.

Правозащитные организации или расширяют свое участие в общероссийской общественной и политической проблематике или перестают осознавать себя правозащитными и становятся обществами, обеспечивающими охрану законных интересов каких-либо социальных групп, то есть, нормальными элементами развитого гражданского общества.


Пчела #33 (май-июнь 2001)

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"