Лохи - порождение тоталитаризма


Только уж совсем ленивая газета не писала о самых распространенных сегодня способах надувательства - многочисленных "безвыигрышных" лотереях. Несмотря на обилие информации, лохотронщики не жалуются на отсутствие клиентов. Что влечет людей вступить в игру, про которую заведомо известно, что выиграть в ней невозможно?

С этим вопросом мы обратились к заведующему научно-исследовательской лабораторией психического здоровья Медицинской академии последипломного образования, кандидату психологических наук Анатолию Осницкому.

Анатолий Осницкий: Существуют разные формы зависимости. Кроме всем известной - наркологической (от алкоголя, наркотиков, лекарств и т.д.), есть и игровая, и информационная. Но в основе у них лежит одна и та же - эмоционально-чувственная зависимость, когда состояние одного человека, его настроение, зависит от того, как на него посмотрит, что ему скажет другой человек. Чаще всего она начинается с родительско-детских отношений. Несчастная любовь, такая, что "жить без него не могу" - тоже одна из ее разновидностей. Если человек не самодостаточен, не способен жить самостоятельно, он ищет, на кого переложить ответственность за себя: на родителей, мужа, жену, подругу, бутылку, игровой случай - не важно, хоть на Господа Бога. Лотерея тоже вполне годится: человек не справляется со своей жизнью, не может себя обеспечить, и вдруг видит, как кто-то подходит к игровому столику и вмиг решает все свои проблемы. Ну, как тут удержаться?

Пчела: Он же знает, что этот счастливчик - подсадная утка, он не может этого не знать.

- Мало ли что там пишут и говорят, это все знания теоретические. Представь: вот, допустим, мне позарез надо 5 тысяч рублей, я только об этом и думаю и тут вижу, как человек на моих глазах получает 5 тысяч, кладет их в карман и уходит. Тут уж не до анализа ситуации. Если человек привык надеяться на проскок, на удачу - такая надежда, как известно, умирает последней. На этом и основан лохотрон: возникает идея-фикс, человек входит в измененное состояние сознания.

Пчела: Но ведь существует немало ловушек, расставленных и на достаточно обеспеченных людей, например, финансовые пирамиды. В них попадают, казалось бы, вполне самостоятельные люди.

- Вот, именно, что казалось бы… Схема та же самая, что и у наперсточников, плюс определенные механизмы, помогающие ввести человека в измененное состояние сознания. Прежде всего срабатывает идентификация с группой: "если ты примкнешь к этой общности, ты будешь одним из избранных, одним из тех, кто стрижет купоны". Достигается она вовлечением в коллективные действия. В зале звучит ритмичная, битовая музыка. Выходит лидер, все ему аплодируют. Группа поддержки начинает заводить зал. Например, со сцены провозглашается: "Нам надоело быть нищими!" - и зал орет в ответ: "Нам надоело быть нищими!" Из 500 присутствующих - около 50 новичков, и все это действо рассчитано на них. Они вместе с залом кричат, аплодируют, чувствуют общность со "старожилами", теми, что приехали сюда на мерседесах. А тут еще такой ослепительный господин в смокинге подходит к новичку, похлопывает по плечу и говорит: "Я рад, что ты с нами. Два года назад я тоже сидел в заднице, а теперь, благодаря этой компании, всего достиг". В такой момент логика у человека отключается, он слышит одно: ему предлагают именно то, в чем он очень нуждается. Затем в течение получаса ему на доске рисуют все выкладки, из которых следует, что внеся 100 долларов, через 3-4 месяца работы он будет получать 10 тысяч долларов. Многоуровневый маркетинг строится на том, что сначала новичок должен поработать, потом пригласить следующего, и тот уже будет работать на него, чем больше людей вовлечено - тем больше доходы того, кто стоит в начале цепочки. Огромная масса вовлеченных в эту систему обеспечивает тех, кто находится на верхушке пирамиды.

Пчела: Но зачем человеку эта идентификация, эта общность с какой-то группой? Ведь он - не новичок в бизнесе и прекрасно знает про бесплатный сыр…

- Человек зависимый - как правило - одинокий. Тут его принимают в общество "удачливых" людей, более того, они его признают своим, ценят его. Механизм тот же, что и у наркоманов. В их мире, при всей жестокости отношений, когда брат-наркоман находится в "ломке", наркотик, который стоит бешеных денег, ему принесут бесплатно. Проколют, помогут, а когда выйдет, скажут: "теперь ты помоги мне".

Пчела: Вовлечение в секты происходит по той же схеме? Экстрасенсы - тоже в этом ряду?

- Близко, только здесь "пусковой" механизм - повышение самооценки личности. В секте первое дело - найти у человека уязвимое место. Он о себе думает плохо, а ему говорят: "Да ты себе цены не знаешь! С твоими данными можно всего добиться, такую власть получить над людьми! Только качества твои надо развить, а для этого - сначала немного вложиться". У экстрасенсов тоже - заведение толпы и культ, но не группы, а главного фокусника. Он - "посланник высших космических сил", этакий гофрированный шланг, через который на землю поступает информация свыше. Здесь тоже срабатывает эффект конформизма. Когда в группе из 10 человек 9 назовут круг треугольником, десятый начнет сомневаться: "не может быть, чтоб они все ошибались". А если ему еще скажут: "раз ты видишь, что это треугольник, несмотря на то, что внешне он выглядит, как круг, значит тебе дано проникать в суть вещей".

Пчела: Насколько я знаю, финансовые пирамиды и тоталитарные секты в большинстве стран находятся вне закона. У нас же, похоже, никакой защиты от их воздействия нет.

- Запрещены - после совершения конкретного преступления. Там, где есть свобода личности, есть и свобода распоряжаться своей жизнью. Секты, сетевой маркетинг хлынули к нам из-за границы, потому что здесь, в пост-тоталитарном обществе, им легче работать. Личная ответственность у нас подавлялась веками, это у нас в культуре, в менталитете. Еще Столыпин говорил, что российская община развращает человека. Кто только за нас ни отвечал: партком, государство, председатель, начальник. И нищелюбие с филантропией - тоже разврат. Человек позволяет себе стать социально несостоятельным, нищим, убогим. Ведь нищих у нас положено любить, значит, можно спекулировать своей неприспособленностью в отношениях с окружающим миром.

Пчела: В заповедях блаженства вообще-то про нищих и убогих иначе говорится…Но как бы то ни было, человек не может быть виновен в том, что он воспитан в определенной культуре. Если зависимость впитывается с молоком матери, то, наверно, такого человека надо как-то защищать?

- Защита только провоцирует еще большую незащищенность. Величайший гуманист Януш Корчак главными правами человека называл право быть собой, жить сегодняшним днем и право умереть. Спасая человека от смерти, мы лишаем его жизни - это неизбежно. Чем больше у ребенка возможности чувствовать опасность, тем больше он самореализуется, чем больше защищаем - тем больше подвергаем опасности. Сейчас мы переживаем почти что гибель Помпеи. Был мир, где за каждого кто-то думал, решал, и вдруг - перестройка, рынок, все рушится. Иммунитет вырабатывается с тяжелыми потерями, иначе не бывает.

Пчела: Есть ли какие-то рецепты, помогающие уберечься от всех этих "кидал", лохотронщиков и прочей нечисти?

- Чтобы "посылать" лохотронщиков, надо быть внутренне свободным. Если у человека нет привычки самому справляться со своими проблемами, он готов принять любую помощь. Мама ему всю жизнь говорила: "Слушайся меня, и я тебя спасу", а теперь, когда к нему подходят лохотронщики, в ушах у него звучит тот же голос. Выход один: разобраться с собой. Кнопку у человека не выключишь.

Беседовала Елена Пудовкина.


Пчела #33 (май-июнь 2001)

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"