Образ женщины

Елена Пудовкина


"И прелести твоей секрет
разгадке жизни равносилен"
Борис Пастернак

Если рассматривать женщину через призму ветхозаветной истории, то даже образ первой жительницы Эдема лишен однозначности. За спиной сотворенной Богом Евы маячит тень ночного демона Лилит, да и сама праматерь рода человеческого не только первой преступила запрет Творца, но и увлекла за собой Адама.

В христианской системе ценностей весь спектр женских типов и судеб можно ограничить двумя полюсами, на одном из которых - Пресвятая Богородица, на другом - персонаж Апокалипсиса - вавилонская блудница.

Толковый словарь русского языка под редакцией Д.Н.Ушакова в первую очередь определяет женщину, как "лицо, противоположное мужчине по полу". Даль и вовсе упоминает это слово разве что, как синоним "жены", в одном ряду с "бабой" и "супругой". Конечно, над определением женщины много потрудились поэты, писатели, философы, но объективности в этом вопросе ждать ни от кого не приходится, в том числе и от автора этих строк.


ХРАНИТЕЛЬНИЦА ОЧАГА

Как в животном, так и в человеческом мире, мать "вылизывает" детенышей, защищает их от опасности, "сидит в гнезде". И хотя душа, разум и другие признаки Homo sapiens распространяются на всех представителей рода человеческого, позитивный образ женщины в общественном сознании связан в первую очередь не с вершинами мысли, а с семьей, детьми, бытом.

На слова Христа, обращенные к хлопотунье Марфе: "Ты заботишься о многом, а одно только нужно: Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее", народ отвечает пословицами, типа: "Хорошая хозяйка да жирные щи, другого добра не ищи" и "Курица - не птица, баба - не человек".

Большая энциклопедия (под редакцией С.Н. Южакова), выходившая в самом начале ХХ века, так определяет положение русских женщин: "Порабощение женщины выражается в низших классах обременением работою; в высших напротив того устранением от всякой деятельности, затворничеством и специализацией на исключительно половой жизни, исключительно половых чувствах и стремлениях; и в высших и в низших классах, кроме того, порабощение женщины сказывается подавлением всякой в ее жизни инициативы и самодеятельности".

После случившегося в 1917 году смешения всех слоев и сословий, началась массовая ликвидация неграмотности. Просвещением "темных" сестер и пропагандой коммунистической идеологии занимались перешедшие на сторону большевиков более образованные и "продвинутые" представительницы высших классов. Если прежде они "топили воск, мотали шелк, учили попугаев, и в спальню, видя в этом толк, пускали негодяев", то в новые времена, став, как Коллонтай, комиссарами или вольными подругами "обаятельных разбойников", свои знания и опыт понесли в массы. Женщина, с их "легкой руки", освобождалась не только от рабства, но и от обязанностей перед Богом и перед мужем. И в "пятилетку безбожия", и в эпоху индустриализации традиционный женский опыт был не только не востребован, но и осмеивался, как "темный". Брак лишался святости, доносительство на мужа приветствовалось. Разрушение стереотипов шло довольно успешно, "страна победившего социализма" населялась Лагшмиварами и Владленами, упразднявшими и Марий, и Марф.

Трудно сказать, в какого монстра могла бы вырасти советская женщина, если бы, помимо обязанности работать на благо государства, у нее не было бы и другой, возложенной природой, - рожать. Роды, материнство пробуждали в строительницах "светлого будущего" заснувшие знания о женской роли. Несмотря на то, что традиции, верования, неписаные правила, были загнаны внутрь, в невербальную область, и на долгие годы лишены языка и современного осмысления, женщина, часто сама того не сознавая, оставалась их хранительницей. Достаточно вспомнить, что многие десятилетия практически всю паству уцелевших храмов составляли советские пенсионерки и труженицы.

Начавшаяся перестройка, как зощенковская лампочка, высветила в "сокровенном" мире ту же картину, что и всюду в стране: "балки" да "хрущевки" на фоне развалин крепостей и храмов. Сегодняшний натиск западной ( или, точнее, американской) культуры снова отодвигает невыговоренное национальное в дальний, темный угол. Хотя опыт, накопленный иными народами, живущими в ином времени, вряд ли можно передать так же легко, как бутылку "пепси". Заманчиво, конечно, перенести на наш пустырь такие заморские плоды, как независимость женщины от быта, от мужчин с их "сексизмом", от пожизненного содержания детей и внуков… Только ведь и домовые кухни, общежития, работа шпалоукладчицы, ватные штаны и телогрейки тоже когда-то выросли из благих намерений. "Здесь, - как пел Высоцкий, - вам не равнина, здесь климат иной". Не хуже и не лучше, чем на западе, но пальмы почему-то не приживаются.


"ЛУЧШИЕ МУЖЧИНЫ - ЭТО ЖЕНЩИНЫ"

Попытки хоть как-то классифицировать женщин предпринимались неоднократно. Наиболее впечатляющая из них принадлежит австрийскому ученому и писателю Отто Вейнингеру (1880 - 1903), автору некогда нашумевшей книги "Пол и характер". Установив, что женщина аморальна, алогична, лжива, не имеет души, бытия и интеллектуальной совести, он выделил несколько типов женской натуры, в том числе: женственная, эмансипированная, "мать", "проститутка". В книге Вейнингера встречаются и точные, и глубокие наблюдения, но попытка двадцатитрехлетнего исследователя совершить невозможное - постичь природу женственности - закончилась также плачевно, как полет Икара.

В палитре современного Петербурга есть женщины, подпадающие под вейнингеровскую классификацию, есть и выходящие за ее пределы. Среди "женских" общественных объединений, можно обнаружить организации феминистические, "материнские", профессиональные, объединенные общей бедой или общими интересами.

Петербургский центр гендерных проблем - организация феминистическая. Женщины здесь могут получить бесплатную юридическую или психологическую консультацию, пройти обучение на компьютерных курсах, пользоваться библиотекой женской и феминистической литературы. Центр выполняет функции клуба женских организаций и занимается просветительской деятельностью. "У нас принимают всех женщин, независимо от их взгляда на "женский вопрос. Если 1% наших посетительниц придерживается феминистических взглядов - уже хорошо, - говорит координатор образовательных программ Центра Александра Мирончик, - Мы не отрицаем ценность семьи, но не считаем роль жены и матери единственной женской функцией. Наше кредо - позитивная дискриминация мужчин. Ведь детское пособие в 58 рублей - наглядное свидетельство того, что решения у нас принимают мужчины. Да и в российской политике соотношение женщин и мужчин - 8 к 92".

"Ряд качеств, приобретенных женщинами в процессе социализации мешают им в политическом участии", - пишет Анна Темкина в статье "Женский путь в политику: гендерная перспектива", и перечисляет названные респондентками нерешительность, закомплексованность, неуверенность в себе, отсутствие достаточного опыта. Похоже, представление о том, что "у бабы одна дорога: от печи до порога" лежит в области не столько идеологии, сколько подсознания. Как известно, в советское время количество женщин в "большой политике" регламентировалось квотами. Их отмена привела к неожиданным результатам: через сито свободных выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга прошла только одна женщина - Наталья Евдокимова. Причем, сфера деятельности ей досталась та же, что и нынешнему министру - Валентине Матвиенко - социальная. Изменить сложившиеся стереотипы пытаются все феминистские организации, и все они отмечают необходимость участия женщин в политике. Лидирует в этом ряду "Лига избирательниц" Санкт-Петербурга.

Адаптацией женщин к новым экономическим условиям занимаются такие организации, как "Женщина и управление", "Центр женских инициатив", "Биржа женского надомного труда", центр "Веда". В годы перестройки многие женщины лишились привычного места работы. Бывшие инженеры и лаборантки стали "челночницами", работницы закрывшихся фабрик ушли в ларьки и на рынки. Перспектива декретного отпуска, детских болезней и прочих "женских" проблем отпугивают многих законопослушных работодателей. Большая часть вакансий для женщин на петербургском рынке труда предполагает зарплату не более 1000 рублей в месяц. По данным, приведенным главным специалистом отдела специальных программ ДФГСЗН по Санкт-Петербургу Галиной Сарычевой, из всех зарегистрированных безработных 70% составляют женщины, 50% из них имеют высшее образование. Как показывают социологические исследования, в "свободном плаванье" женщине приходится тяжелее, чем мужчинам. Как и политика, наш полукриминальный бизнес требует жестких, мужских действий, противоречащих женской природе. Не случайно на лицах успешных предпринимательниц проступает тот же "оскал", что в свое время отличал представительниц всяких обкомов, парткомов, горкомов от остальных дочерей Евы.


ЖЕНЩИНА И НАСИЛИЕ

Что насилие - не свойственный женщине образ действий, в прежние времена считалось вещью само собой разумеющейся. "Не всегда женщина это понимает, но инстинктивно и поневоле, изыскивая отразить насилие ненасилием, женщина является проводником иных методов воздействия на среду… То она прибегнет к заступничеству божества, устрашая его именем насильника. То напомнит забывшемуся властелину о правде и пробудит совесть. То обратится к чести и достоинству сильного и найдет в нем защитника. То апеллирует к состраданию и жалости. Возбуждая все эти чувства, ограничивающие и противоборствующие духу насилия, самим фактом повседневных обыденных своих отношений, женщина, кроме того, является естественным и на этот раз всюду и везде сознательным врагом насилия, как мать, болеющая душой за своих сыновей", - говорится в уже упомянутой энциклопедии.

Из современных женских общественных организаций этому определению предназначения женщины в наибольшей мере соответствуют "Солдатские матери". Это, пожалуй, единственное объединение, влияющее на нравственный климат в нашем обществе женскими методами и заставляющее считаться с собой самый изолированный мужской институт - армию.

Появление таких организаций, как "Азария" (матери против наркотиков), "Союз женщин-инвалидов", ОО "Надежда" и многочисленные объединения, созданные для помощи многодетным и малообеспеченным матерям - на мой взгляд, свидетельствуют не столько о проснувшемся самосознании, сколько о крайнем неблагополучии в нашей стране. Эти женщины взваливают на себя непосильную ношу общественных проблем явно не для того, чтобы доказать свое равенство с мужчинами, а потому, что больше некому..

Про женщин, занимающихся активной общественной жизнью, Отто Вейнингер писал: "Требования эмансипации и в настоящее время исходят не от настоящей женщины, а исключительно от мужественной, которая, говоря от имени женщин вообще, доказывает лишь, что она плохо понимает свою природу, а также не видит мотивов своей деятельности". Он называл таких женщин выдающимися и считал, что надо предоставить им все возможности для самореализации, но остальных, с женственной природой, не толкать на этот путь.

Кроме женских проблем, озвученных активистками-общественницами, существуют и другие, значимые едва ли не для каждой четвертой петербурженки, но не способствующие их объединению. Самая заметная из них - алкоголизм, которым по данным, полученным в ГНД, страдает каждый восьмой житель нашего города. Пьют в основном мужчины, но последствия пристрастия к "зеленому змию" разделяют матери, жены, дочери. Около 10 лет назад в Петербурге были созданы первые группы "созависимых" родственников алкоголиков. Сегодня они насчитывают в общей сложности человек сто, остальные сотни тысяч женщин борются с этой бедой в одиночку.

С пьянством мужа часто связана следующая по значимости специфически женская проблема - насилие в семье. Среди преступлений, совершаемых нашими согражданами, преобладают "бытовые", а жертвами их чаще всего оказываются женщины. К примеру, в службу социальной и юридической помощи "Александра" в прошлом году обратились за помощью 2978 человек. Как рассказала психолог Службы Елена Забадыкина, основной поток посетителей составляют женщины, которым некуда деться от обижающих их (а нередко - и избивающих) мужей, детей, соседей по коммунальной квартире. Понять, что не обязательно взваливать на себя всю ответственность за эту ситуацию, и самой найти выход из нее помогают, применяя практикуемую Службой феминистскую радикальную психотерапию. Спектр кризисных центров для женщин, переживших насилие, достаточно широк - от "Ювенты", оказывающей помощь девочкам, до единственного женского приюта - ГУ "Центр помощи женщине". Приют этот существует с 1996 года и рассчитан на одновременное проживание 17 женщин, спасающихся от любых форм насилия. Возраст товарок по несчастью колеблется от 18 до 49 лет. На решение всех проблем дается два месяца, в течение которых с "женщиной в опасности" (таково прежнее название приюта) работают психологи, психотерапевты, юристы, социальные работники. Все услуги Центра бесплатны. "Иногда бегство жены в приют отрезвляет мужа, и семью удается сохранить, - говорит директор Центра Наталия Щекодина, - в будущем мы надеемся организовать отдельную службу профилактики насилия в кризисных семьях". В прошлом году в Центре получили пристанище 164 женщины, 44 из них спасались здесь вместе с детьми. Беседы по телефону доверия проводились 5049 раз, юридические и психологические консультации получили соответственно 1305 и 378 женщин, 120 - участвовали в проводимых центром психологических тренингах.

Отдельная тема - отсутствие полового воспитания. Исконная строгость нравов, признание всего плотского греховным и нечистым оборачивалась половодьем страстей и сметением всех запретов. Сексом в СССР, конечно, занимались не меньше, чем в других странах, но тема эта была табуированной настолько, что для обсуждения интимных вопросов даже не существовало подходящих слов - только медицинские и матерные. Несмотря на доступность литературы, посвященной половому просвещению, Россия по прежнему остается в числе лидеров по количеству абортов: 83 на 1000 женщин детородного возраста (Во Франции - 13,8, в Австрии - 7,7, в Германии - 5,1). Даже несовершеннолетним петербурженкам в год проводится более 1000 операций по прерыванию беременности.

Одно из заметных явлений последнего десятилетия - выход из подполья проституции. Появление множества агентств по оказанию сексуальных услуг, информация в прессе о высоком образовательном уровне и астрономических заработках "жриц любви" привели к тому, что в середине 90-х школьницы называли торговлю собственным телом в числе самых престижных профессий. По данным подотдела ГУВД Санкт-Петербурга по контролю за проституцией и порнографией, приведенным в монографии "Девиантность и социальный контроль в России (XIX - ХХ вв.), выпущенной под редакцией Я.Гилинского "в городе на Неве в 1995 году работали не менее 2430 проституток в более чем 200 своднических агентствах, в гостиницах и на вокзалах".

Сказав о болезнях общества, нельзя не сказать и о признаках выздоровления. К ним можно отнести и появление сестричеств, занимающихся уходом за больными, и развитие благотворительности. В статье Юлии Зеликовой "Женщины в благотворительных организациях Петербурга: мотивация участия" говорится о возрождении этой, на 80% женской, деятельности. Женщины творят благо и, работая в религиозных благотворительных организациях, и участвуя, как Людмила Нарусова, в создании фондов и хосписов, и просто подавая милостыню нищим. В середине 90-х в Петербурге уже насчитывалось свыше 300 общественных объединений, в той или иной степени занимающихся благотворительной деятельностью.


ВЕЧНАЯ ЖЕНСТВЕННОСТЬ

Влияние женщины на всемирную историю, причем "не в виде ярких событий и обращающих на себя внимание историка деяниях, а в повседневных мелочах и дрязгах личной и семейной жизни" на рубеже XIX и ХХ веков отмечалось даже энциклопедическими изданиями. Идеи софийности, вечной женственности витали в воздухе...

" Это влияние не отдельных вождей и героев женского пола, но всей женской массы в ее целом. Женщина влечет историю народа к благу и свету, или к вырождению, упадку и даже вымиранию не какими-нибудь историческими деяниями, подвигами и преступлениями, но повседневною, обыденною для данного места и времени жизнью, условиями ежедневных занятий, характером ежедневных досугов, всею совокупностью женского быта, свойственного народу", - так и кажется, что авторы изданной около 100 лет назад Большой энциклопедии уже понимали, какими социальными катаклизмами грозит нарушение равновесия между мужской и женской составляющей общества.



Пчела #32 (март-апрель 2001)

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"