Филантропия - не предел.
Лондонские заметки

Анна Клецина


В начале марта группа товарищей из Центра РНО прошла обучение в Лондоне в рамках проекта "БиНГО" (так мы называем проект про взаимодействие бизнеса и негосударственных Организаций в Санкт-Петербурге, который был описан в прошлом номере "Пчелы"). Принимал нас "Международный Форум Лидеров Бизнеса под эгидой Принца Уэльского". У нас была возможность принять участие в тренинге (совместно с представителями социально-ответственных компаний из Южной Африки) и посетить достаточно большое количество организаций. Обучение было посвящено построению партнерства НКО с бизнесом, социальной ответственности и работе компаний с сообществом.

Корпоративное гражданство - высшая, в некотором роде, степень социальной ответственности бизнеса (которая включает в себя как более низкие уровни вовлечения компании в сообщество и корпоративную филантропию). Многие крупные компании (международные и национальные), а также некоторые средние и мелкие встают на этот путь. Видимо, на каком-то этапе своего развития компания (в силу своих возросших размеров или ускоренной экспансии на дополнительные рынки) начинает оказывать заметное влияние на свое окружение: производить ощутимый экономический, социальный и/или экологический эффект.

Такая компания сталкивается с необходимостью как-то организовать свои отношения с так называемыми "стейкхолдерами", то есть "держателями интереса" (увы, не стейка) - теми, чьи интересы непосредственно или опосредованно затрагивает деятельность компании. Заинтересованных много - ими могут быть сотрудники и акционеры компании, поставщики и покупатели, жители территории, на которой оперирует компания, государство, где ведется деятельность. Один из способов организации всех этих отношений - предложить некую идеологию (в лучшем или худшем смысле слова), их объединяющую.

Одна из модных и актуальных идеологий - корпоративное гражданство и социально-ответственный бизнес. Вещь, безусловно, полезная во всех отношениях. Надо только помнить, что это слова (хоть и необходимые). Насколько они перейдут в действия, будет ли компания и вправду заботливой к сообществу и экологичной в глубинном смысле? Или новые слова послужат новым манипуляциям и останутся инструментом PR - связей с общественностью? Бывает и так, и так…

Социально-ответственная компания участвует в жизни и развитии сообщества, реализует социальные программы и пытается измерить их эффект, а также пресловутый экономический-социальный-экологический эффект собственной деятельности на рынке. Тем самым она получает своеобразную "лицензию на оперирование", оправдывает для жителей и государства свое существование на данной территории.


Благотворительные балы уступили место социальным программам, например, программа для безработных женщин может поддерживать местное бисероплетение, а молодежная программа - еженедельные походы сотрудников компании в местную неблагополучную школу, где они обучают детей чтению, одновременно являя собою пример успешного человека. Филантропия окончательно вышла из моды. Делать Вы можете все, что угодно, но говорить, что Вы занимаетесь филантропией - по нынешним временам почти неприлично. Прилично и модно называть то, что Вы делаете со своим сообществом, словами из этой заметки (начиная со второго абзаца).

Что касается некоммерческих организаций, то они (как Вы, уважаемый читатель, могли заметить), отнюдь не являются неотъемлемым элементом описанной конструкции и необходимым посредником между бизнесом и народом и тем паче бизнесом и государством. Однако если хотят и в состоянии, вполне могут встроиться. Прецеденты известны.

Нам довелось побывать в нескольких компаниях и побеседовать с британскими бизнесменами; несколько визитов было посвящено изучению опыта некоммерческих организаций. Предстоит понять, насколько описанные подходы приложимы к отечественным условиям и как их надо модифицировать для использования в тяжелом деле обращения социально-безответственного бизнеса в социально-ответственный.

Помимо запланированной программы, жизнь "подбросила" нам еще один тренинг - терпения, доверия и понимания людей с ограниченными возможностями. Мне - в виде сломанной незадолго до поездки ноги (гипс, коляска, костыли), моим коллегам - в виде необходимости меня перемещать, кою они мужественно реализовали, за что им большое спасибо. Что касается доступности лондонской среды, то она безусловно выше, чем питерская, хотя и им есть над чем поработать. В школе учили, что Лондон - город контрастов, оказалось - город ступенек…

Лондон - замечательный город. Стереотипы об англичанах оправдались практически все, кроме пятичасового чая. Там тепло, цветы и плющи, и птицы в пруду Риджентс-парка, которых можно кормить по утрам вместе с благообразными британскими старушками. Там действительно есть практически все, что было написано и нарисовано в школьном учебнике английского языка (плюс еще ящур, правда). И они почти поголовно говорят на прекрасном английском языке.



Пчела #32 (март-апрель 2001)

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"