Предыдущая Следующая

Суть не просто в эгоизме Гете, а в особом складе его личности и художественного дарования. Винбарг пишет- «Чтобы высказать окончательное слово о нем, при всей двойственности его характера, угодливого и свободолюбивого, великого и малого, гения и светского человека, попытаюсь определить одно, в конечном счете основное направление его духа. В молодости Гете нес в своей груди все новое время и его мировоззрение, то, что его тогда глубочайшим образом волновало и чем он потряс тогда весь свет и своих современников, это раньше или позже взволнует весь мир и изменит Германию политически и морально. Однако Гете принадлежал к тем характерам, для которых основным законом их натуры является не непосредствен-нов отражение внешнего мира, а в первую очередь формирование собственной личности; поэтому из зоны бурь, откуда он из самых глубин страсти метал в мир молнии, чья мощь одна лишь создает Лютера и демагога *, он удалился в более светлую, более спокойную сферу свободного от забот о мире самопознания, которое внешне удовлетворялось свободным, полным достоинства положением, а внутренне заключалось в непрерывном процессе восприятия все большей силы и чистоты» (173) *.

Споры о Гете никогда не были академическими. Вопрос о характере величайшего из немецких поэтов служил поводом для определения того, каким должен быть поэт, писатель, художник. Совершенно очевидно, что и Винбарг при всей объективности, с какой он судил о личности Гете, стоял на той же точке зрения, что и остальные революционные демократы: писатель должен быть гражданином, не только участником, но и застрельщиком борьбы народа против социальной несправедливости.

В 1846 г. появилась книга Карла Грюна «О Гете с человеческой точки зрения». Основные положения автора сформулированы четко: «Гете не мог стать национальным поэтом, так как был призван стать поэтом человеческого»* Резко разграничивая национальное, т. е. служение своему народу, от общечеловеческого, Грюн тем самым отрывал художественное творчество от его народной и общественной почвы. Именно в этом смысле Грюн утверждал, будто «у Гете нет иного содержания, кроме человеческого» (XVI).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"