Предыдущая Следующая

ходить в ней верность и глубокие чувства, ему нужна национальная и одновременно драматичная историческая пьеса, он хочет увидеть на сцене идеал, о котором в действительности можно только мечтать, нужны не английские, а немецкие характеры, четкий язык и хорошее стихосложение; в комедии требуются не странности или остроты, в которых, кроме внешней формы выражения, ничего остроумного нет, а нужен здравый человеческий смысл, молниеносное остроумие, поэтическая и моральная сила-» (43, курсив Граббе).

Характеры комедии тоже должны соответствовать национальному духу, и именно это придает ей цену и значительность. Граббе признавал несравненный комизм Фальстафа, но видел в нем комизм чисто английский. Национально-немецким образцом комического ему представляется созданный народным творчеством образ Уленшпигеля.

Немецкая драма должна стать на уровень всей современной духовной культуры. «В философской науке, государственной жизни (особенно со времени Французской революции), в жизненном опыте всякого рода новейшее время ушло далеко вперед по сравнению с эпохой Шекспира,— поэтому мы хотим и надеемся, что появятся драматурги, которые не станут следовать культу Шекспира, а воспользуются всеми достижениями нашего времени, чтобы превзойти его. Если такой талант еще не появился, это отнюдь не доказывает, что он не может возникнуть, и появление Гете во многих отношениях показывает возможность осуществления нашего желания» (43). В данном случае Граббе имел в виду лишь силу и оригинальность дарования Гете, но не его достоинства как драматурга, почему и сказал о нем осторожно — «во многих отношениях», однако не во всех. Заметим в дополнение к его приведенным выше высказываниям, что, рецензируя «Стеллу» и справедливо называя ее «посредственной пьесой Гете» (133), он похвалил Иммермана, который в своей постановке из ее пяти актов сделал три, что, по мнению Граббе, как-то затушевало недостатки произведения.

Рецензируя спектакли дюссельдорфского театра, Граббе, между прочим, написал краткий отчет о постановке «Кетхен из Гейльбронна» Г Клейста. Нам остается лишь пожалеть, что рецензия слишком кратка и не дает достаточно ясного представления об оценке Граббе этого крупнейшего драматурга-романтика. Он отмечает «как смелое и тонкое, так и жизненно правдивое и свежее изображение любви» (189). Отмечается им также, что суровость, которую граф фон Штраль в начале проявляет по отношению к Кетхен, объясняется как его аристократическим высокомерием, так и боязнью поддаться страсти, и он пытается обмануть сам себя. Граббе считает лишним то, что в развязке Кетхен оказывается дочерью императора. Хотя Клейст здесь следовал преданию, лежащему в основе фабулы.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"