Предыдущая Следующая

Граббе находит у Шекспира явные признаки расчетливого и холодного ремесленничества; «часто в главных сценах недостает глубины чувства, подлинного воодушевления» (38) Шекспир старается показывать странное и необыкновенное, выдумывает причудливые характеры, но утомляет повторением их. Поклонники Шекспира выдают его непоследовательность за особую тонкость, а явные ошибки характеризуют как проявление иронии. Хотя перемена места действия является подлинно поэтической особенностью драм Шекспира, иногда он злоупотребляет и этим, превращая частую перемену места просто в своего рода игру.

«Шекспир не заслуживает, чтобы его пьесы считали высшим

образцом трагедии» (40),— заявляет Граббе и мотивирует это тем, что Шекспир не завершает своих трагедий искуплением или примирением. Хуже того, в «Короле Лире» смерть Корделии вносит «режущий диссонанс», и «высшее успокоение, которое драматург дает, состоит в том, что после того, как злодеи обрекли хороших людей на страдание и смерть, остается в живых пара незначительных персонажей, в отношении которых можно надеяться, что они будут вести себя лучше, чем наказанные или убитые злодеи» (41). Такое заключение показывает, что Граббе — в теории, по крайней мере,— склоняется к тому, чтобы финалы пьес следовали принципу «поэтической справедливости», которой концовки шекспировских трагедий никак не соответствуют. Упреки Граббе потом повторят многие критики, стремившиеся ниспровергнуть Шекспира, в том числе Л. Н. Толстой. Окончательный приговор Граббе гласит: «Шекспир велик, очень велик, но он драматург определенной школы и манеры и не свободен от многих недостатков и крайностей» (40).

греческие классики и французский классицизм

Граббе в результате своего анализа приходит к выводу, что немецким трагикам лучше следовать образцам древнегреческой трагедии, чем Шекспиру. В «Эвменидах» Эсхила изображается самое страшное, что может быть в жизни, когда фурии преследуют Ореста, но затем сами дщери ночи приносят ему искупление. «Эдип в Колоне» Софокла производит то же впечатление, несмотря на то что мрачный характер трагедии здесь еще ужаснее. Герой погибает, но трагедия завершается полным искуплением и примирением. Нетрудно заметить, что Граббе здесь выражает тот же взгляд, который мы встретим у Гегеля.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"