Предыдущая Следующая

В «Ромео и Джульетте» герой и героиня лишены характера, они просто влюбленные, и больше ничего. Этой трагедии Граббе посвятил также отдельную рецензию, напечатанную в дюссельдорфской газете в 1836 г. «Очевидно, что «Ромео и Джульетта» юношеское произведение Шекспира, в нем больше острот и красивых фраз, чем истинного чувства. <...> Изображена ли здесь подлинная, глубокая любовь? Нет! Поэт стремился к этому, однако не сумел достичь в образе Джульетты того, что удалось нашему Шиллеру, сумевшему облагородить чувственное влечение и возвысить земное чувство. Что такое Джульетта? Распущенная девка в роскошных нарядах. В ней нет ни одной значительной черты, кроме того, что она способна влюбиться с первого взгляда и в отчаянии заколоться кинжалом в конце,— словом, женское существо, каких тысячи, Шекспир имел право, если считал нужным, изобразить такую особу, ибо художнику дозволено изображать любые явления жизни, сохраняя при этом беспристрастие. Однако Шек-

спир хотел сделать из нее больше, чем она есть на самом деле, как это видно из замысла, осуществленного им в трагедии, но этого не получилось. Если не считать ее глупости, чувственности и естественного страха смерти, в ней не найдешь ничего особенного или примечательного... Ромео — круглый дурак. Сначала он влюбился в Розалинду, потом в Джульетту; то убегал от Тибальта, потом преодолел трусость и вернулся; кончает он преждевременным самоубийством, сопровождаемым игрой слов. Ведь он видит, что губы его жены еще не застыли. Любой влюбленный еще надеялся бы, ждал, не откроются ли они или, наоборот, похолодеют. Он же приканчивает себя, так как поэту нужно его убрать» (191 —192).

В таком же духе разобрал Граббе «Короля Лира», «Короля Джона», «Макбета».

Не менее сурово судит Граббе комическое у Шекспира. Он не отрицает, конечно, того, что изображение Фальстафа вызывает смех. В его глазах является недостатком то, что Шекспир «не ограничивается в своих комедиях отдельными меткими словечками, отдельными остротами, он делает всю пьесу и характеры комичными» (37). По его мнению, однако, подчинение характеров и композиции комическому началу не является достаточным. Слишком часто бывают в комедиях Шекспира «пустыни, лишенные остроумия и цветов, наполненные вместо аристофановских шуток искусственными словопрениями» (37) Как пример типичной шекспировской комедии Граббе называет «Двенадцатую ночь» и так отзывается о шуте Фесте: «Я не знаю шута, более лишенного остроумия, выслуживающегося посредством натянутых сравнений, даже сам сэр Тоби, несмотря на великолепные ситуации, которые он умеет создать, оказывается не в состоянии украсить их подобающими шутками. Пустые ситуации только утомляют в конце концов, и берлинская публика была права, освистав пьесу. Вообще Шекспир не пренебрегает повторением одинаковых недоразумений и шуток. И к сожалению, по большей части самых безвкусных. Истрепанные насмешки над мужьями-рогоносцами встречаются почти во всех пьесах Шекспира» (38).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"