Предыдущая Следующая

В качестве примера Граббе анализирует «Юлия Цезаря». В этой трагедии интерес раздваивается. Несмотря на название пьесы, героем является не Цезарь, а Брут, притом и Брут не стоит одиноко, от него отвлекает внимание Кассий. К тому же характер Цезаря, по мнению Граббе, принижен: умнейшего и достойного человека Шекспир превратил в красноречивого болтуна, занимающегося самовосхвалением.

Народные сцены тоже представляются Граббе неудачными. Шекспир, считает он, еще мог показать английскую толпу, но римлян он не сумел изобразить. Однако и пьесы из английской истории имеют много недостатков. «Король Джон» полон напыщенных речей. В «Генри IV» нет центральной идеи, фальстафов-ские эпизоды, являющиеся побочными, своим комизмом подавляют главную линию действия.

Хотя «Гамлета» почитают за глубину мысли, некоторые из-

речения банальны. За исключением принца остальные персонажи просто нули. Только такой глупец, как Полоний, может серьезно относиться к пустым речам короля Клавдия. Дух Вольтера с его критикой оживает в разборе «Гамлета», предлагаемом Граббе. Напомним, что он писал после гетевской характеристики трагедии в «Годах учения Вильгельма Майстера», после Ф. Шлегеля, и принципиальное значение суровой критики Граббе станет очевидным. Он борется с эстетикой романтизма, его теорией драмы и стремится доказать, что авторы и произведения, особенно чтимые романтиками, не отвечают элементарным требованиям искусства, ибо лишены внутренней логики и соответствия действительности.

Недостаток драматургического мастерства у Шекспира не только в обрисовке характеров в «Гамлете», но и в построении действия. Вся трагедия держится на речах героя, ее действие спутанно и тягуче. Сумасшествие Офелии, поездка Гамлета в Англию, его случайное спасение, восстание Лаэрта и другие происшествия сваливаются неожиданно как снег на голову. Поклонники Шекспира видят здесь какие-то тонкости, которые вернее было бы назвать ошибками драматурга. «Похоже, что драматургу было скучно заниматься действием «Гамлета». Как искусственно и туго здесь все, что не связано с размышлениями. Достаточно вспомнить экспозицию в «Гамлете», которая дана в рассказе Горацио о поединке между старшим Гамлетом и старшим Фортинбрасом. Вообще этот пример дает возможность сказать, что шекспировские экспозиции не заслуживают тех похвал, которые воздает им Шлегель. Шекспир часто (хотя не всегда) начинает свои пьесы фантастическими сценами, как, например, в «Гамлете» — ночной стражей, ожидающей появления призрака, в «Макбете» — сценой с ведьмами, в «Буре» — кораблекрушением...» (36).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"