Предыдущая Следующая

Иную позицию заняли в этом вопросе революционные демократы. Л. Берне, утверждая литературу как орудие борьбы за политические преобразования, осудил Гете за то, что он от такой борьбы устранился. Великие поэты Италии, Англии, Франции деятельно участвовали в политической жизни. Берне называет Данте, Мильтона, Вольтера, Свифта, Байрона — писателей, служивших своим политическим идеалам. Беспристрастное потомство спросит его с укоризной: «Тебе был дан высокий дух, но пристыдил ли ты низость? Небеса даровали тебе пламенный язык, защитил ли ты справедливость? У тебя отличный меч, но ты всегда был только собственным стражем!» (с. 23) г.

Генрих Лаубе признавал величие Гете-поэта, но открыто говорил о своей нелюбви к нему. И в своей жизни, и в творчестве он проявил себя как законченный эгоист, который никогда не испытывал прекрасных гуманных чувств, свойственных лучшим людям в мировой истории.

Теодор Мундт также подчеркивал эгоизм Гете, уверяя, что именно из-за этого и устарели его произведения. Он сыграл свою роль как освободитель в области художественной формы, но отнюдь не был освободителем германского духа. Правда, как считает Мундт, тогда еще не созрели условия для стремления к высшей свободе. В «Торквато Тассо» Гете изобразил свое собственное раздвоение: поэт и человек оказались в разладе. В нынешнее время нельзя стать великим поэтом, если нет единства творческого духа с мировоззрением и способности деятельно это мировоззрение осуществлять.

В подобных отзывах о Гете складывается новый идеал поэта, утверждаемый «Молодой Германией»,— идеал поэта-гражданина, поэта-борца.

В то время как «Молодая Германия» нападала на Гете за его олимпийство и превозносила Шиллера как поэта свободы, Гейне занял более объективную позицию по отношению к обоим великим поэтам Германии. «Шиллер писал ради больших идей революции, он разрушал Бастилии духа, он вместе с другими строил храм свободы,— тот великий храм, вокруг которого все народы должны объединиться в великом братстве, он был интернационален <...>. И сам он — это маркиз Поза — одновременно пророк и воин, сражающийся за идеи, которые он сам проповедует; у него под испанским плащом бьется самое прекрасное из всех сердец, что когда-либо любили и страдали в Германии» (377) '.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"