Предыдущая Следующая

Га сцен и тому подобные вещи...» (24). Этим Шекспир и привлек к себе интерес, когда его впервые узнали в Германии. Но тогда, подчеркивает Граббе, в Германии «было достаточно мощных умов, которые восприняли свет от действительно электризующих шекспировских ударов молний, но их зажигал собственный пыл» (25). Гете в «„Геце фон Берлихингене" выступил не как последователь, а как соперник Шекспира» (25). Гете и без Шекспира мог бы создать своего «Геца».

После Гете появился Шиллер, который, правда, в «Разбойниках» еще был несколько под влиянием Шекепира, но больше — под влиянием Гете и немецкой философии, а также испытал на себе веяние публицистики, предшествовавшей французской революции. «Публике понравилось в «Разбойниках» опять-таки не шекспировское. Оно проявилось главным образом в форме. Возвышенный просветленный дух поэта (Шекспир стремился подавить в себе это, и правильно поступал, поскольку и без того воздействовал на зрителей), глубина и сила чувства, проявлявшаяся независимо от изображения характеров (тогда как у Шекспира господствовали характеры), и все это к тому же изложенное мощным языком Лютера,— вот чего немецкий народ искал, и вот чем восхищался и чему сочувствовал и что есть во всех произведениях Шиллера, даже тех, которые еще близки по форме к Шекспиру, вот что составляет их замечательное достоинство» (26).

Шиллер явился создателем немецкой трагедии, а Коцебу — немецкой комедии, но их оппозиция Шекспиру не была достаточно сильной. Романтики (братья Шлегель, Тик, Новалис и другие) взяли за образец старинные испанские, английские, итальянские и средневековые произведения,— словом, ориентировались на иностранных писателей, и в первую очередь на Шекспира. Особенно постарался в этом отношении Л. В. Шлегель, объявивший творчество Шекспира венцом всей драмы. Граббе считает, что Шлегель не смог даже должным образом обосновать свое понимание Шекспира. Так, в его трактовке трагедия короля Лира будто бы выражает только идею сострадания. А где, спрашивает он, характерное для Шекспира изображение мира злобы, ужасов, ненависти, любви, мести и самопожертвования?


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"