Предыдущая Следующая

/

/

Дания картин жизни» 1 Его произведения должны быть свободны от пороков старой драмы, ее затрепанной риторики, претензий на философическое глубокомыслие. Взгляд писателя на жизнь не должен быть затемнен привычными представлениями. Если он будет обладать смелостью, то сможет со всей/страстностью показать общественные противоречия, раскрыть миру корни социальных бедствий, возникших из-за того, что общество оторвалось от природы. Явные отголоски руссоизма звучат в утверждении Э. Вилькома, что слишком большая утонченность культуры привела человечество к разного рода бедам. Преодолеть их нелегко. Э. Вильком понимает, что преодоление общественных противоречий должно произойти отнюдь не безболезненно. Человеку, привыкшему к утвердившимся законам морали и общежития, трудно от них отказаться, даже когда он сознает, что они противоречат природе. Основу современной социальной трагедии Э. Вильком видит в несправедливостях современного строя и в неспособности преодолеть их. Изображение подобных противоречий на сцене, полагает Э. Вильком, будет содействовать воспитанию здравых понятий и в конечном счете приведет к облагораживанию жизни. .

Мы видим, таким образом, что радикализм Э. Вилькома неглубок. Социальная драма, какой она мыслится ему, отнюдь не революционная драма. Недаром Вильком критически отнесся к «Смерти Дантона» Г. Бюхнера. Его представление о социальной драме сводится к констатации реальных противоречий, но путь к преодолению их он видит все в том же нравственном совершенствовании, которое утверждали уже просветители. Напомним, что в условиях конца 1830-х годов предпосылки для современной революционной социальной драмы еще не созрели. Ограниченность позиций Э. Вилькома исторически обусловлена. Но слово было найдено, понятие социальной драмы стало кристаллизоваться. Значение Э. Вилькома и состояло в том, что он был одним из тех, кто теоретически подготовлял путь реалистической социальной драме буржуазного общества XIX в.

Судьба «Молодой Германии» была неразрывно связана с буржуазно-демократическим движением в Германии середины XIX в. Деятели этого направления выступали против отживших форм жизни, идеологии и искусства. Прав был Ф. Меринг, возражая против переоценки этого движения, в котором буржуазные историки склонны были видеть второй период «бури и натиска» в немецкой литературе. Что это было не так, лучше всего доказывается отсутствием таких же художественных достижений, как те, которые оставили немецкой культуре деятели подлинного движения «бури и натиска», в первую очередь Гете и Шиллер.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"