Предыдущая Следующая

Образцом народного поэта был Шиллер, и характеристика его качеств выражает понятие Винбарга о том, каким должен быть художник, выражающий дух народа. «Сердце, бившееся в его теле, принадлежало народу. Горячий, страстный, постигавший величие и ужас судеб, добродетель и преступления, он оставался человеком из народа в самые блистательные мгновения своей гениальности» (237).

Однако, как ни велик Шиллер, Винбарг отнюдь не советует молодым поэтам следовать по его стопам. Не путем подража-

ния великим поэтам прошлого можно стать народным поэтом теперь. «Повернитесь лицом к народу, и все, что в нем сохранилось свежего и плодотворного среди образованных и людей среднего состояния,— а таких много,— встретит вас с одобрением,— обращается Винбарг к современным молодым писателям,— И если вы обладаете врожденным призванием к искусству и правде, вы найдете свою собственную форму и жизненно богатые образы, как их нашел Шекспир. Станьте народными поэтами...» (238).

Это поистине замечательное суждение революционного демократа показывает главную тенденцию критики демократического лагеря. И все же вопрос был не так прост, как это представлялось Винбаргу.

Карл Гуцков счел нужным внести весьма существенное уточнение в понимание народности. Вот как рассуждает он: «Литература должна быть зеркалом национальной жизни. Это безусловно; но не должна ли она быть чем-то большим? Да, должна. Литературу никогда не создавал некий средний уровень сознания (Оигсл5спш12т1е1^еп2). Те писатели, которые идут с массой, никогда не смогут поднять массу. Наши нравы и обычаи, наша история, наши надежды отражаются в литературе <...> Литература, которая только отражает нашу национальную жизнь, наше убожество или наши радости,— что она тебе предлагает? Новые идеи, будущее, образы героических личностей, делающих литературу столь интересной, людей-кометы, пересекающих планеты и неподвижные звезды? С этой литературой, отражающей национальную жизнь, покончено. Она не смогла дать Германии ни большего поэта, чем Уланд, которого я весьма уважаю как человека, ни большего критика, чем Мен-цель, которого я презираю» (32) 4.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"