Предыдущая Следующая

Возникающая в это время буржуазная драматургия претит Гейне. Уже невозможно возродить пафос трагедий классицизма, но это, по мнению Гейне, не означает, что сменить его должен натурализм с его бытовым правдоподобием в мещанском вкусе. Перед лицом грозящего наступления такой драматургии Гейне высказывается за сохранение поэтического духа в трагедии. «Она требует ритмической речи и декламации, не похожей на разговорный тон,— писал Гейне.— Эти условия, по-моему, требуются почти для всякого драматического произведения. Пусть хоть сцена никогда не будет пошлым воспроизведением жизни, и пусть она придаст ей некое благородство, проявляющееся если не в количестве слогов и читке, то в общем тоне, во внутренней торжественности пьесы» (208).

Гейне, таким образом, остается на позициях романтической поэтики театра. Об этом ясно говорит его заявление, что «театр — это особый мир, отделенный от нас так же, как сцена— от партера. Между театром и действительностью лежит оркестр, музыка и тянется огненная полоса рампы. Действительность, миновав область звуков и преступив через знаменательные огни рампы, является нам на сцене, преображенная поэзией» (208).

Это было не только теоретической декларацией. В поздние годы своей литературной деятельности великий насмешник создает балетные либретто «Богиня Диана» (1846) и «Доктор Фауст» (1847). Читая эти либретто, можно понять, почему Гейне писал, что театр «это — волшебные звуки и волшебный блеск, которые прозаической публике легко могут показаться неестественными и которые, однако, еще куда естественнее, чем обыкновеннейшая натура; это — натура, которую возвысило искусство, подняло на высоту самой цветущей божественности» (208).

Такой финал — а мы именно подошли к нему — может показаться неожиданным. Все, что мы знаем о Гейне как мысли-

теле, говорит о его гениальной проницательности, умении глубоко и трезво оценивать действительность. Как согласовать это с подобными утверждениями? Ответ, по-видимому, следует искать в натуре Гейне-поэта. Он сам называл себя последним романтиком. В пору, когда уже зарождался реализм в драме, Гейне отнюдь не был его провозвестником. В вопросах драмы и театра он остался романтиком.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"