Предыдущая Следующая

Позиция Гейне в этом вопросе характерна для переходного времени в истории драмы. Он писал цитированные здесь статьи до начала решительного похода французских романтиков против классицизма. В Германии вопрос о единствах уже не стоял так болезненно остро после признания Шекспира в конце XVIII в. и вольной композиции драмы, введенной драматургами «бури и натиска». Поэтому Гейне считает, что соблюдение или несоблюдение единств определяются художественными со-

ображениями автора относительно композиции пьесы в целом. Существенно органическое единство действия, что же касается единств времени и места, то их Гейне приравнивает лишь к внешним украшениям, свидетельствам виртуозности автора, не более.

Гейне различает эффекты драматические и сценические. Пьеса должна производить впечатление внутренним драматизмом. Образцом такого драматического напряжения, лишенного внешних эффектов, является «Торквато Тассо» Гете; Гейне противопоставляет это произведение драматическим поделкам, где в подходящие минуты лопается множество «театральных хлопушек». «Мы не можем достаточно громко и часто кричать в уши молодым авторам о том, что чем больше они стремятся в драме к этим пустозвонным эффектам, тем ничтожнее становится она. Но мы признаем, что там, где естественно и необходимо пустить в ход сценический эффект, он делается неотъемлемым от поэтических достоинств драмы» (345).

Касается Гейне и вопроса о драматической речи. В разбираемой им трагедии Сметса «Смерть Тассо» он отмечает такой существенный недостаток, как единообразие речей действующих лиц: «... почти все они ведут одинаковый лирический разговор» (344). Естественно, что Гейне хотелось бы видеть в драме разнообразие речей, их соответствие характерам.

трагедия и политика

Гейне делит трагедии на три вида. Это, во-первых, трагедии, изображающие какое-нибудь необыкновенное событие; в них главным является действие. Второй вид составляют трагедии страсти. По мнению Гейне, греческие драмы принадлежат к этим двум видам. Третий вид — трагедии характеров — создание нового времени. «У великого Уильяма Шекспира мы впервые находим соединение всех трех целей. Он поэтому может считаться основателем современного театра и остается нашим великим, правда, недосягаемым образцом. Иоганн Готгольд Эфраим Лессинг <...> был первым в Германии, кто наиболее совершенно и с наибольшим чувством меры соединил изображение действия, страстей и характеров» (346).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"