Предыдущая Следующая

Когда молодой Энгельс в 1839 г. познакомился с «Драматургическими листками», он восторженно отозвался о них: «Берне, титанический борец за свободу и право, выступает здесь на эстетическом поприще. И здесь также он чувствует себя уверенно; все, что он говорит, так четко и ясно, так проникнуто верным чувством красоты и доказано так убедительно, что не может быть и речи о возражениях. Все это облито потоками ослепительнейшего остроумия, и, точно скалы, то здесь, то там поднимаются мощные и острые идеи свободы» '.

Эти строки были написаны Ф. Энгельсом, когда ему было 19 лет. Мы приводим его высказывание в качестве свидетельства того, как воспринимались произведения Берне молодыми людьми. Они понимали, что в статьях Берне речь шла не столько о пьесах и их исполнении, сколько об отношении к немецкой действительности. Революционный смысл этих статей не мог остаться незамеченным.

Юный Энгельс справедливо заметил, что эстетическая сторона статей Берне по тем временам также отличалась зрелостью мысли.

В предисловии к «Драматургическим листкам» Берне сурово оценивает позднеромантическую эпигонскую драматургию, имея в виду в первую очередь популярных у мещанства дра-моделов Раупаха и Мюльнера. Однако его критика задевает и выдающихся писателей.

пьеса — зеркало жизни

Берне не скрывал, что рассмотрение пьес было для него лишь поводом для обсуждения не художественных, а жизненно важных вопросов немецкой действительности. Для него «пьеса — зеркало жизни» (60) 2. Это зеркало, к сожалению, отражает плачевную картину: Германия не имеет театра, хуже того, не может его иметь потому, что у современного немецкого народа нет истории, ничего не происходит. Народ живет, как скот в загоне, боясь выйти оттуда из страха перед волком, и почитает сторожащего его пса. У французов, если судить по их драмам, есть недостатки, типичные для них как для нации. У немцев даже недостатки лишены национальных черт, ибо немецкий характер состоит в отсутствии характера. «Говорить — означает у нас действовать, а молчание — великий подвиг» (62). Немец обо всем рассуждает, смотрит на все с высоты птичьего полета и никогда не достигает сердцевины вещей. Так, он способен возвышенно судить о шутке, однако шутить по-настоящему не в состоянии. Поэтому и в комедиях можно увидеть только дух


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"