Предыдущая Следующая

Это было свойственно многим драмам романтической поры, но не всем, конечно. Среди драматургов-романтиков Гофман ставил на первое место Клейста. Он писал о нем своему другу Гитцигу: «Вы не можете себе представить, как взволновала меня «Кетхен {из Гейльбронна».— А. А.); только три пьесы произвели на меня такое глуоокое впечатление — «Кетхен», «Поклонение кресту» и «Ромео и Джульетта», они погрузили меня в состояние своего рода поэтического сомнамбулизма, в котором я вижу сущность романтизма, побуждающего воспринимать как реальность различные прекрасные яркие образы»

Гофман отмечал вместе с тем важное отличие Клейста от Гете и Шиллера,— он был лишен того внутреннего нравствен-

ного здоровья, которое было свойственно обоим великим писателям. Он имеет в виду именно Клейста, когда пишет в «Се-рапионовых братьях» «об одном поэте, начавшем литературное поприще с несомненным задатком гениальности и вдруг внезапно погибшем в водовороте жизни...» (С. 3, 210) Следующее за этим рассуждение показывает, в чем видел Гофман причину трагической гибели Клейста: «настоящее пламя гения не может быть погашено никакими бурями и <...> никакие превратности судьбы не в силах ничего сделать против внутренней силы духа, которая, если и согнется под их напором, то согнется как лук, затем, чтобы стрела полетела еще быстрее. Но дело получает совсем иной вид, если окажется, что гений уже в самом своем зародыше был подточен зловредным червяком, родившимся вместе с ним и отравившим его в минуту полного расцвета, так что смерть свою он нес в самом себе и не нуждался ни в какой внешней буре для своей гибели.» (С. 3, 210—211)

иффланд. коцебу

захария вернер и «трагедия рока»

Двух других драматургов из числа особенно популярных в то время — Иффланда и Коцебу — Гофман тоже не обошел своим вниманием. Об Иффланде пес Берганца говорит: «Он был одним из корифеев той скучной, плаксивой, морализирующей секты, которая водою своих слезных излияний стремилась потушить всякую загоравшуюся искру истинной поэзии» (К. 201). Даже обладавшие некоторым правдоподобием жизненные картины теряли в его пьесах смысл из-за неестественного диалога. Что касается характеров, то они тоже представляли собой искажение реальности. «... Он приспособлял к себе, точно чужое платье, живо воспринятые индивидуальные черты отдельных личностей и затем начинал перекраивать и приукрашивать их до тех пор, пока они не подходили к его мерке, и таким образом создавал свои характеры. Но что делалось при этом с поэтической правдою — об этом ты сам легко можешь догадаться» (К. 202).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"