Предыдущая Следующая

Пролог «Лагерь Валленштейна» — не пьеса в собственном смысле, а «картина без действия, яркая, живая, в нидерландской манере, по стилю и характеру совсем другая, чем сама трагедия» (210). Что касается двух пьес — «Пикколомини» и «Смерть Валленштейна», то Тик находит разделение действия несовершенным, считая, что первоначальное деление сюжета у Шиллера было более драматичным. Шиллер чисто формально, по количественному признаку разделил свое произведение на две части, тогда как по существу действие остается непрерывным.

Критика Тика не имеет целью принизить значение трилогии Шиллера; однако не все в творении великого драматурга удовлетворяет высшим требованиям искусства. Во-первых, как мы видели, судьба Валленштейна не была выражением основного смысла Тридцатилетней войны. Да и сам образ героя, как представляется Тику, не является в полной мере трагическим. Фигура Валленштейна не очень ясна в действительности, причина его гибели недостаточно освещена историческими источниками. Шиллер воспользовался тем, что было известно, но пошел дальше, прибегнув к поэтическому домыслу. Исторически достоверно, что Валленштейн завоевал высокое положение и достиг огромной военной власти. Далее Шиллер вводит в сюжет мотив судьбы, но не как внутренне необходимое следствие ситуации, а как нечто внешнее по отношению к ней: Валленштейн верит в свою звезду и доверяет предсказаниям астрологов. Колебания, возникающие у Валленштейна, делают его личность менее интересной, снижают силу трагизма. К тому же, считает Тик, в изображении Шиллера слишком много причин обусловливают гибель Валленштейна, что лишает действие целеустремленности.

По мнению Тика, венцом трагедии, образцовой сценой является беседа Валленштейна с Врангелем. Она полна величия и силы, но дальше напряжение спадает, начиная с эпизода, когда

Валленштейн пытается вернуть кирасир на свою сторону. В последних сценах мрачные предчувствия, подавленность Валленштейна изображены весьма выразительно, и зритель тоже чувствует себя подавленным; трагедия вызывает чувство грусти, выражает разочарование в жизни, сомнение в человеческом величии и силе характера. Но, считает Тик, даже если изображение подобных чувств и настроений входит в замысел драматурга, трагедия не должна оставлять такого удручающего впечатления. Из этих рассуждений ясно, что Тик сохраняет приверженность к трагедии как героическому жанру.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"