Предыдущая Следующая

Возвращаясь к древнегреческому театру, Тик отмечает, что сначала он отражал борьбу религиозных мнений, затем патриотические интересы, как, например, у Эсхила, воспевшего победу над персами. Аристофан осмеивал пороки сограждан. Наконец, Еврипид уже рисовал не свое время, а безрассудства, давал волю своим мнениям и использовал сцену для выражения своих философских взглядов. Использование театра в индивидуальных целях, по мнению Тика, оправдывает введение цензуры.

«Когда театр занимает подобающее ему место и становится подлинной сценой своей нации, он достигает этого старанием ответить на запросы современности, и тогда он делается для лучших умов быстро указующим циферблатом всех внутренних стремлений государства и движений, которые выражают и отражают время» (147). Таким был театр греков, Шекспира, испанцев и отчасти французов в их лучшую эпоху. Когда театр опускается до того, чтобы стать просто развлечением, и служит для времяпрепровождения, он может доставлять удовольствие только толпе и теряет свой истинный смысл. Пример подлинного искусства для Тика — Шекспир. «Мы не найдем у великого британца ничего о борьбе за и против государства, о спорах относительно форм религии, преклонения перед двором и тому подобного, зато у него есть глубокомысленные замечания и суждения, отличающиеся государственной мудростью, понимание души, страстей, яркая фантазия, глубокая связь рассудка и разума, остроумия и юмора, вплоть до шутки» (147). Именно это обеспечивает успех Шекспира в настоящее время и, возможно, в будущем. Кажущийся отход от действительности на самом деле ведет к выявлению истины, из хаоса страсти и отчаяния рождаются новые силы, тогда как у французских драматургов, за исключением Мольера, есть только риторика. В отличие от других романтиков, которые решительно отвергли Вольтера, Тик

пишет, что он и его современники внесли важные новшества в драму, сделав ее средством обсуждения общественно-политических вопросов. «Благодаря им власть, монархия, князья и законодатели, еще недавно не попадавшие в сферу изображения, что я определял как эпичность, теперь из-за постоянного обращения к ним приблизились к зрителям, и эти лица, а также нападки на них приобрели подлинно драматический характер и стали всем понятными» (148). Похвалы удостаиваются также «Тартюф» Мольера и «Натан Мудрый» Лессинга. Однако Тик, не называя имен, осуждает тех, кто из чистой демагогии или желания прославиться касается общественных тем, не будучи столь искренним, как их великие предшественники.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"