Предыдущая Следующая

йнства. Он находит хорошими лишь частности. В целом же не только второстепенные драматурги, но и корифеи французской сцены — Корнель, Расин, Вольтер подвергаются полному уничтожению.

Иначе обстоит дело, когда А. В. Шлегель касается тех авторов, в которых он видит воплощение принципов романтизма,— английских и испанских драматургов позднего Возрождения и барокко.

Так, возвращаясь к проблеме комического, А. В. Шлегель видит в Шекспире драматурга, который возродил заглохшую на долгие века традицию, возродил комическое в его истинном виде. Это проявляется прежде всего в присущем ему чувстве иронии, с каким он ведет действие. Комические вставки в трагедии имеют именно такое значение. У Шекспира серьезное действие получает в побочной линии комическое, пародийное отражение. В своих комедиях Шекспир полностью отдается духу комического произвола, и это придает им подлинную поэтичность. Шекспир стоит выше Мольера, ибо последний оставался прозаичным даже когда писал комедии в стихах, тогда как Шекспир поэтичен даже в прозаических диалогах, ибо в них есть свободное, непринужденное веселье, роднящее их с комедиями античности.

испанская драма «золотого века»

Испанская драма вызывает у А. В. Шлегеля также полное восхищение. «Если религиозное чувство, прямодушный героизм, честь и любовь составляют основу романтической поэзии, то она не могла не достигнуть своего высшего проявления в Испании, где ее возникновению обстоятельства особенно благоприятствовали» (392) 6 Героика и авантюрный дух были в крови испанцев. Их любовь к необыкновенным приключениям, проявившаяся в романах, обусловила сходные сюжеты и в драме. Поэты придали романтике изящную форму, облекли ее в поэтическую речь, полную музыкальности, придали изящество и утонченность нравам.

Не Сервантес, не Лопе де Вега являются для А. В. Шлегеля наиболее типичными представителями испанской романтической драмы, а Кальдерон, характеристике которого он посвящает вдвое больше места, чем всем его предшественникам, вместе взятым. Не воспроизводя ее целиком, остановимся только на сравнительной характеристике комедий его и Шекспира. Даже в тех комедиях Кальдерона, где действие происходит в современных ему условиях, несмотря на сравнительно обыденную среду, чувствуется волшебство фантазии, поднимающее их


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"