Предыдущая Следующая

Это позволяет применять тот комический произвол, который был душой древней комедии, также и в комедии нового времени. В частности, носителем такого комического произвола является шут. Фигура шута имеется почти во всех театральных системах. В одних она более изящна и остроумна, в других — более груба и неуклюжа, но во всех случаях свобода шута является привилегией, унаследованной им от древней комедии.

А. В. Шлегель считает, что самая природа комического диктует необходимость не только отстранять публику от моральной оценки героев, но также препятствовать возникновению у нее искреннего сочувствия персонажам, ибо как только мы проникаемся симпатией к тому или иному действующему лицу, это помешает нам в полной мере воспринимать его комизм.

Комедия не апеллирует к чувствам. Она переносит все в область рассудка. В ней люди противопоставлены друг другу как «простые физические существа, которые меряются своими силами — разумеется, также и духовными» (244)

По мнению Шлегеля, комедия близка к басне: «Подобно тому как басня выводит наделенных рассудком животных, так и комедия изображает людей, удовлетворяющих с помощью рассудка свои животные инстинкты» (244—245)

В отличие от действующих лиц трагедии, которым свойственны героизм и самопожертвование, комические персонажи в принципе должны быть эгоистичными. Шлегель считает необходимым оговорить, что это отнюдь не означает невозможности изображения тех или иных общественных склонностей. Но даже и они должны вытекать из стремления человека к личному благополучию, ибо, как только художник выходит за эти рамки, он утрачивает комический тон.

Комедия нового времени часто и охотно прибегает к мотиву обмана, имеющему свои особенности. Ложь, совершаемая со злостными намерениями и приводящая к пагубным последствиям, относится к области трагедии. В комедии обман не должен угрожать жизни персонажа. Более того, нередко комический обман отнюдь не связан с злостным намерением, а, наобо-

рот, является средством преодолеть препятствия, вывернуться из беды, достигнуть успеха в стремлении к определенной цели, являющейся личной и эгоистической, но не приносящей ущерба другим людям. Как замечает Шлегель, в ситуациях такого рода «обманщик совершенно изымается из сферы нравственных норм, правда и неправда для него равноценны, они для него только средства» (245). Персонаж, прибегающий к комическому обману, занимает нас своим остроумием и находчивостью. Еще большим становится комизм, когда обманщик запутывается в собственных сетях.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

ветеринарные клиники

Письмо в "Пчелу"