Предыдущая Следующая

критика ложного понимания аристотеля

Рассмотрев «Поэтику» Аристотеля и ее последующую судьбу у европейских народов нового времени, А. В. Шлегель указывает на ложное толкование теории драмы Аристотеля неоклассицистами, особенно в части, касающейся правила трех единств. Неправильное восприятие Аристотеля причинило много вреда развитию драмы, и в частности французской драме XVII в.

Признавая принципиальную правильность правила единства действия, А. В. Шлегель отвергает его классицистское понимание, сводящее все к хорошо построенной интриге, в которой нет ничего лишнего. Классицисты понимали единство внешним, формальным образом. По мнению А. В. Шлегеля, при определении единства действия нельзя ограничиваться только рассудочным пониманием его. Отдельные части трагедии должны восприниматься слухом, зрением и рассудком, и все они должны служить одной цели: «воздействию на душевное настроение. Таким образом, единство обретается в некоей высшей сфере, в мире чувств или идей» (248). А раз это так, то Шекспир обладает столь же «органическим единством», как и Эсхил или Софокл.

французы же поняли единства внешним образом. Им тоже было присуще стремление к идеальному в трагедии. Они желали подчинить трагедию строгой идее, получилось же, что эту идею они превратили в абстракцию, потому что «требовали трагической величавости, трагических ситуаций, страстей и пафоса, совершенно голого н очищенного от всяких чужеродных примесей. Вследствие такого изъятия трагедии из окружающего ее мира она сильно потеряла в своей правдивости, глубине и самобытности» (252). Французскую трагедию Д. В. Шлегель уподобляет садам и паркам Ленотра: «Всякое достижение измеряется здесь победой искусства над порабощенной им природой. Правильность понимается лишь как отмеренная циркулем симметричность прямолинейных аллей...» (252).

С особенно большим ожесточением нападает А. В. Шлегель на Дидро как теоретика мещанской трагедии и слезливой драмы. Романтик Шлегель, правда, допускает возможность существования этих жанров, если они обретают поэтический характер. Беда теории Дидро была, по мнению А. В. Шлегеля, в том, что он смотрел на драму с точки зрения «прикладной пользы». Его возмущает реализм Дидро, то, что он придавал такое важное значение сословным и семейным отношениям, т. е. социальному бытию людей. Подчинение драматического произведения определенной конкретной жизненной задаче, пропаганде тех или иных нравственных принципов, по А. В. Шле-гелю, уничтожает «всякое свободное эстетическое наслаждение» (254). Лессинг тоже повинен в подобных грехах. Шлегель воюет против утвердившихся в Германии ложных жанров «мещанской» семейно-бытовой драмы, которые не могут быть оправданы даже тем, что их культивировали в той или иной мере Лессинг, Гете и Шиллер. А. В. Шлегель отвергает «обыденную жизнь средних классов» как неэстетичную и недраматичную. «Невозможно превратить экономию в поэзию» (267),— замечает он, и нельзя сказать, что он был неправ в этом вопросе.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

события хабаровска

Письмо в "Пчелу"