Предыдущая Следующая

Категории для определения этого различия он заимствует из истории изобразительных искусств, в частности у философа второй половины XVIII в. Франца Гемстергейса, который считал, что древние живописцы были более скульпторами, чем живописцами, тогда как новейшие художники — чересчур живописцы. Пользуясь этим определением, А. В. Шлегель создает свою центральную формулу: «внутренний характер всего античного искусства и поэзии пластичен, современного же — живописен» (214). Античная архитектура, поэзия, драма обладают таким же единством духа, как искусства романтической эпохи. Поэтому «Пантеон не сильнее отличается от Вестминстерского аббатства или от церкви св. Стефана в Вене, чем строение трагедии Софокла от драмы Шекспира» (215)

При этом А. В. Шлегель отнюдь не стоит на точке зрения предпочтительности одного из этих искусств. Он противник тех, кто признает художественную ценность исключительно либо за античным, либо за романтическим лскусством, ибо «одностороннее пристрастие никак не может характеризовать знатока искусства, наоборот, он должен отличаться свободным, возвышающимся над разнородными взглядами, объективным отношением к искусству» (215). Историзм помогает А. В. Шле-гелю понять, что античное искусство не могло быть иным в силу условий, породивших его, и оно соответствовало духу

Народа, который его создал так же, как иные географические, климатические, религиозные, общественные культурные условия предопределили иную художественную направленность так называемого романтического искусства.

Следуя во многом Шиллеру, но несколько конкретизируя его определения исторически, Шлегель пользуется разделением на «наивную» и «сентиментальную» поэзию. Античное искусство ближе к природе, гармонично, основано на «поэтике радости», но" оно имеет лишь «значение просветленной и облагороженной чувственности» (216). Средневековая культура, основой которой явилось христианство, развила искусство, проникнутое высокой духовностью. Рыцарство родило понятие чести, создало культ «истинной женственности, почитаемой за вершину человечности». Если «у греков человеческая натура находила удовлетворение в самой себе», то «с появлением христианских воззрений все переменилось: созерцание бесконечного уничтожило конечное» (218). «Поэзия древних была поэзией обладания, наша поэзия — это поэзия томления» (219).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Агентство недвижимости квартирный вопрос remont-online.net.

Письмо в "Пчелу"