Предыдущая Главная

сложность и создают интерес. В каждом сюжете художник должен открывать «правду историческую и правду моральную* (539), которые должны совпадать. Собственно, задача драматурга и состоит в том, чтобы из хаоса событий извлечь их смысл, который и позволит вывести то, что Мандзони называет «моральной правдой».

Интерес драматического произведения зависит не только от событий, но и от характера героя. Главное отступление от классицизма, которое мы находим в этой части поэтики драмы Мандзони, состоит в том, что он допускает непоследовательность героя и изменение его настроений. Благодаря такому изображению облик героя в драме приближается к тому, какими люди являются в действительности. Душевные изменения, переживаемые персонажем, многообразие реакций, воздействие внешних обстоятельств на его волю также помогают тому, чтобы сделать драму интересной.

Подобно Лессингу и Шиллеру, Мандзони считает, что драматург имеет право «дополнить историю, воспроизведя, так сказать, утерянную часть, выдумать сами факты там, где история дает о них лишь намек, создать персонажи для изображения нравов данной эпохи; наконец, взять все то, что существует, добавить то, чего не хватает, но таким образом, чтобы вымысел соответствовал реальности и выделял ее...» (538).

Наконец, Мандзони ставит также вопрос о смешении комического и трагического. Он признает, что такое смешение разрушает единство впечатления, но оно создает художественный эффект особого рода. Шекспиру удалось применение комического и трагического в одном произведении. Оно соответствует реальной действительности. Мандзони не утверждает безусловную необходимость во всех случаях прибегать к этому приему. Дело зависит от умения художника. Там, где можно быть уверенным в достижении подлинного эстетического эффекта, следует пользоваться смешением трагического и комического, но обязательным Мандзони этот прием не считает. Как мы увидим далее, В. Гюго займет другую позицию. Для него, по крайней мере теоретически, это явится важнейшим принципом поэтики романтической драмы.

Мандзони вообще придавал большое значение эстетическому вкусу художника. Поэтому, отвергая суровую регламентацию, характерную для классицизма, он отнюдь не хотел на место старой догмы поставить новую. Отсюда та осторожность, с какой он высказывается о принципе сочетания трагического и комического в одном произведении. Борясь за свободу драматического творчества и всякой художественной деятельности вообще, Мандзони считает, что художественный вкус и индивидуальные склонности драматурга дают ему право выбора тех средств, которые он считает наиболее пригодными для достижения определенной художественной цели.


Предыдущая Главная

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"