Предыдущая Следующая

К сфере высшего искусства философская трагедия, по мнению Ф. Шлегеля, не принадлежит. Только внешняя форма ее причастна искусству, тогда как содержание является философским. Поэтому, несмотря на все свои отдельные красоты, «Гамлет» не полноценное художественное произведение. «Во всей области современного поэтического искусства эта драма для историка искусства один из важнейших документов»3 Слово «документ» здесь не случайно.

период иенского романтизма

Очень скоро, однако, эстетические взгляды Ф. Шлегеля претерпевают полное изменение. Возникающее под его духовным водительством романтическое движение кардинальным образом пересматривает программу просветительства и даже веймарского классицизма Гете и Шиллера, хотя именно у них заимствуются некоторые исходные принципы. От них исходит идея противостояния высокой художественной культуры убогой немецкой действительности. От Шиллера идет противопоставление двух типов творчества — «наивного» и «сентиментального», получающих у романтиков иное наименование. Но между веймарским классицизмом и романтиками вскоре возникает конфликт, особенно остро ощущавшийся Гете, который резко определил различие между своим и романтическим художественным идеалом, сказав: «Классическое я назвал бы здоровым, а романтическое больным. <...> Большинство новейших произведений романтичны не потому, что они новы, а потому, что они слабы и болезненны» 4.

Нетрудно уловить связь между гетевским пониманием романтического искусства и тем, что сам Ф. Шлегель писал о современной поэзии. В бытность классиком Ф. Шлегель и сам считал раздвоение сознания, отмеченное им в Гамлете, явлением нездоровым. Гете продолжал сохранять верность классическому идеалу, тогда как Ф. Шлегель в свой иенский период стал искать оправдание тому новому умственному состоянию, которое возникло в его поколении после французской революции.

Новый эстетический идеал Ф. Шлегель сформулировал в «Фрагментах» (1798). В них явственно сказывается поворот Ф. Шлегеля от античности к современности. Если раньше классический идеал был воплощением высшей степени художественности, то теперь Ф. Шлегель ищет искусства совершенно нового. Прежде он отделял поэзию и философию, теперь провозглашает: «Поэзия и философия должны объединиться» (171) 5 И еще: «Чем больше поэзия становится наукой, тем больше становится она и искусством» (170).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"