Предыдущая Следующая

Роль, отводимая Грильпарцером созерцанию, таким образом, исключительно велика. Оно — наиболее универсальное проявление человеческой натуры. Следовательно, и эстетическая деятельность оказывается, по Грильпарцеру, высшим моментом духовного развития. Это положение тоже полемически заострено против системы Гегеля. Как известно, Гегель в своей философии духа установил три стадии развития: искусство, религия, философия. Философию Гегель считал высшей формой сознания и полагал, что она вытеснит искусство и станет единственной необходимой формой сознания.

Грильпарцер решительно отвергает концепцию Гегеля. Сопоставляя то, что мы знаем об его оценках различных видов духовной деятельности, можно сказать, что его «система» является как раз противоположной гегелевской: ниже всего ставит Грильпарцер философию, несколько выше — религию, что же касается искусства, то оно для него наиболее действенное средство познания, наряду с наукой. Эту последнюю он не отождествлял с философией.

Несомненно, что критическое отношение к Гегелю возникло у Грильпарцера под влиянием тех мыслителей, которые стали в оппозицию к крайнему рационализму создателя энциклопедии философских наук, таких, как Шопенгауэр, Фихте и Шлейер-махер. Но едва ли мы ошибемся, предположив, что собственное высокое мнение о ценности и значении поэтического творчества также питало критическую мысль Грильпарцера.

Наука, как и искусство, считает Грильпарцер, основывается на созерцании. Она идет от явления к сущности, выделяя в явлении его ядро и отвлекаясь от частностей. Поэзия, напротив, оставляет явление таким, как оно есть, стремится передать его во всей его целостности. Это положение Грильпарцера стоит в прямой связи с его пониманием созерцательной способно-

ати человека как конгломерата всех элементов духа. При этом дух для Грильпарцера не абстракция, как для Гегеля, а реальность живого человеческого существа. В созерцании, считает Грильпарцер, полностью и проявляется человек. Философским абстракциям, понятиям и категориям Грильпарцер противопоставляет цельного человека. Небезынтересно отметить, что в этом отношении он сходился с другим критиком гегельянства — Л.\ Фейербахом. Истина, однако, требует, чтобы мы отметили полную самостоятельность Грильпарцера, который своим умом дошел до выводов, к которым несколько позднее пришел и Фейербах. Здесь нужно вместе с тем оговорить, что до фейер-баховского материализма Грильпарцер не поднялся, хотя по-своему он был «реалистом», в том смысле, что отвергал абстракции объективного идеализма во имя живой человеческой личности. «Реальный мир,— сказал однажды Грильпарцер,— существует независимо от того, понимаем ли мы его или нет».


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"