Предыдущая Следующая

Прямое отношение к нашей теме имеет рассуждение Ф. Шле-геля о трагедии у Шекспира, иллюстрируемое разбором «Гамлета». Шекспир для Ф. Шлегеля — лучший представитель трагедии нового времени. В его творчестве проявляются черты, присущие искусству неклассическому вообще. Новое искусство

отдает предпочтение характерному. В этом проявляется господство рассудка, который разрывает цельность природы на отдельные части и направляет внимание художников на изображение единичного. Целью современного искусства является субъективная красота духовно интересного. Понятие интересного имеет у ф. Шлегеля отрицательный смысл, ибо оно противостоит кан-товскому принципу прекрасного как наслаждению незаинтересованному. Характеристическое искусство также способно к обобщениям, однако оно осуществляет это не поэтическим, а дидактическим способом. Такова одна форма современной трагедии. Вторая, более высокая ее форма определяется Ф. Шле-гелем как философская трагедия. Здесь господствует уже не рассудок, а разум, но и эта трагедия противостоит античному идеалу. Греческая трагедия выражала прекрасное без каких-либо моральных целей, новая трагедия самим своим стремлением к философичности отвергает эстетическую цель искусства.

Свои мысли о природе новой трагедии Ф. Шлегель разъясняет на примере «Гамлета». Надо отдать должное критическому чутью Ф. Шлегеля: он отвергает мнение об отсутствии цельности в шедевре Шекспира. Многообразное действие у Шекспира имеет некий единый центр, только он не заметен при поверхностном взгляде. Здесь Ф. Шлегель повторяет мысль, выраженную Гете в его юношеской речи «К дню Шекспира», о том, что «его (Шекспира) пьесы вращаются вокруг скрытой точки (которую не увидел и не определил еще ни один философ)»2. В трагедии датского принца главное — это душа героя, разрываемая мучительными противоречиями. Трагические обстоятельства возбуждают мысль Гамлета в такой мере, что он лишается способности действовать. Переизбыток мысли и приводит его в конце концов к гибели. Дисгармония человеческого духа и составляет предмет философской трагедии, изображающей нарушение цельности характера, его распад на непримиримые и несочетаемые способности — либо мыслить, либо действовать. Совершенно очевидно, что такое распадение характера представляется последователю Винкельмана падением по сравнению с цельностью характеров в античной трагедии.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"