Предыдущая Следующая

Это отнюдь не означает, что либретто оперы создается по иным законам, чем текст драмы. Словесный элемент либретто должен быть 'лаконичнее, чем в обычной драме, но все остальное подчиняется тем же законам театра, что и в драме без музыки. «Автор должен, во-первых, относительно общего расположения и хода действия остаться верен вытекающим из природы вещей условиям драмы; во-вторых, он обязан расположить и связать сцены, чтобы действие развивалось перед глазами зрителей само собой, давая возможность понимать общий смысл лицам, даже не знающим языка, на котором она написана» (С. 1, 113).

Гофман заявляет себя решительным противником опер, которые не больше, чем «театральные представления с пением», состоящие из эпизодов, лишенных драматического единства. Он ищет синтеза музыки и драмы, драмы в точном смысле слова — т. е. изображения действия, притом, как мы видим, происходящего на сцене. Как видим, Гофман усвоил новую поэтику романтической драмы и стремится утвердить ее в музыкальном театре.

Оперной драматургии Гофман уделил много внимания и в ряде рецензий, печатавшихся во «Всеобщей музыкальной газете». В них последовательно проводились охарактеризованные идеи. Особенно большой интерес представляет раскрытие Гофманом как трагических, так и комических мотивов в музыке, но это не может быть рассмотрено здесь.

Остается лишь сказать, что Гофман — писатель и музыкант с необыкновенной художественной силой выразил себя в знаменитой музыкальной новелле «Дон Жуан». Е. М. Браудо отмечает, что «поэтический комментарий Гофмана к опере Моцарта совершенно произволен; он даже до известной степени противоречит замыслам композитора. Но гофмановский «Дон Жуан» — демоническое дополнение к моцартовскому образу, мрачный, потрясающий пафос музыкальных звуков, перенесенный в область поэтического слова. Это выражение эротической гениальности, единственным выразителем которой все же может быть только стихия звуков»

Остановимся вкратце на гофмановской трактовке музыки Моцарта. Если судить о «Дон Жуане» только по фабуле, то невозможно понять, каким образом мог Моцарт создать такую музыку. Обыденное восприятие неспособно постигнуть глубинное значение высказанного великим композитором не словесными, а чисто звуковыми мелодическими средствами. В глазах обывателей Дон Жуан — «гуляка, сверх меры любящий вино и женщин», «подобный человек не стоит того, чтобы подземные силы отличили его как совсем особенную редкость для ада» (К- 140). В представлении Гофмана, «природа наградила Жуана как самое любимое из своих детей всем, что возвышает человека до близкого сродства с божественным, ставит его выше толпы <...> Сильное, прекрасное тело, склад души, из которой, воспламеняя предчувствие высшего, светится искра, западающая в сердце; глубкое чувство; быстро воспринимающий ум» (К. НО).


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"