Предыдущая Следующая

ФРИДРИХ ШЛЕГЕЛЬ

доромантическии период

Теоретическая деятельность Фридриха Шлегеля (1772—1829) распадается на три периода. В начале он еще находится под влиянием Гердера, Гете и Шиллера, но наибольшее значение имел для него при вступлении на литературное поприще Вин-кельман с его культом античности. Ф. Шлегель мечтал о том,

чтобы сделать для поэзии античного мира то же, что Винкель-ман сделал для искусства древности. Это получило выражение в его опытах, написанных в начале 1790-х годов: «О школах греческой поэзии», «Об эстетической ценности греческой комедии», «О женских характерах у греческих писателей». Ранние этюды об античной поэзии были резюмированы Ф. Шлегелем в работе «Об изучении греческой поэзии» (1797). Шлегель-«классицист» был также демократом и республиканцем, что ясно сказалось в его статье «Георг Форстер» (1797), посвященной немецкому якобинцу.

Античное искусство представляется Ф. Шлегелю, как и Вин-кельману, воплощением полнейшей гармонии, выражением чистой человечности, образцом художественного совершенства. Эти качества Шлегель находил тогда и в античной поэзии, оцененной им как непревзойденная вершина художественности. Древней гармонии Ф. Шлегель противопоставлял разорванность сознания современного человечества, в силу чего оно неспособно возродить античный идеал. Однако именно к этому, по его мнению, должно стремиться современное искусство. В творчестве Гете Ф. Шлегель видел прообраз возрождения гармонии и цельности.

В связи с комплексом этих идей находится тогдашняя оценка Ф. Шлегелем драматургии Шекспира. Он уже тогда признавал, что Шекспир — великий художник. Но его искусство в корне отлично от искусства древних трагиков. Греческая трагедия проникнута гармонической красотой. Трагедия Шекспира не имеет целью эстетического эффекта красоты. Его драмам не свойственно стремление к прекрасному. Законы красоты не определяют строя его трагедий. Даже отдельные красоты в его произведениях не свободны от безобразного, как то имеет место и в природе. Более того, Ф. Шлегель считает, что ошибочно видеть достоинство драм Шекспира в их правдивости, ибо, по его мнению, Шекспир давал не цельное, а одностороннее изображение человека. В отличие от античных трагиков, создавших совершенно объективное изображение человеческой натуры, Шекспир был на это не способен: «Его изображение не является чисто объективным, оно несет в себе совершенно индивидуальные черты и имеет особенную местную окраску» 1 Изложенное здесь понимание Шекспира полностью противоположно тому, какое вскоре станут наперебой выражать все романтики, и в том числе в первую очередь сами братья Шлегель.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"