Предыдущая Следующая

Ответчик также утверждает, что главный интерес в драме составляет сюжет, занятная история. Против этого Колридж также решительно возражает, указывая на классические образцы. Греки заранее знали содержание мифов, составлявших фабулу трагедий, Шекспир воспользовался для своих пьес известными историческими событиями и преданиями.

Интерес в драме сосредоточивается не на фабуле, а на глубоком раскрытии духовного мира человека. Ответчик желает видеть в драме «наших добрых друзей и соседей: честных коммерсантов, храбрых моряков, благородных офицеров на половинном жалованье, ростовщиков-филантропов, добродетельных куртизанок, чувствительных медников и сентиментальных крысо-

локов»4. Он перечисляет типичные для сентиментальной мелодра-мь! ситуации: эти герои «раздают много денег, находят богатое приданое для юношей и девиц, обладающих всеми другими достоинствами; они утирают нос лордам, баронам и мировым судьям (ибо храбры, как Гектор!) — они спасают дилижансы в тот самый миг, когда те готовы обрушиться в пропасть; перед лицом враждующих армий уносят младенцев» и т. д. и т. п.* Колридж отнюдь не прибегает к пародии. В ней не было необходимости, ибо таковы действительно обычные мотивы мелодрам. Истец, т. е. сам Колридж, спрашивает, возможно ли сочетать с подобными героями и ситуациями «зависимость тысяч, людей от одного, что придает такой возвышенный интерес трагедиям Шекспира и греческих трагиков? Как можно соединить с ними самое возвышенное из всех чувств — власть судьбы и правящую мощь небес, которые возвышают характеры, казалось "бы, принижаемые их неотвратимыми ударами?»т.

Колридж отстаивает высокую трагедию, внося в понимание ее несомненный элемент мистического, и в этом сказывается присущий ему романтический идеализм. В его соображениях о драме ясно выражен также политический консерватизм, характерный для него после того, как он отрекся от юношеского радикализма и увлечения французской революцией. Колридж-консерватор обнаруживает себя со всей ясностью, когда Истец бросает в лицо Ответчику политическое обвинение: «Вся система вашей драмы является моральным и политическим якобинством самого опасного характера, и ваши выспренные изъявления патриотизма не лучше, чем лицемерие ваших драматургов, а ваша симпатия к ним — грубый самообман. Ведь весь секрет популярности вашей драматургии состоит в смешении и извращении естественного порядка вещей, причин и следствий; в возбуждении зрителей неожиданностями, в том, что вы придаете щедрость, тонкость чувств и высокие понятия о чести (точнее, тому, что вы понимаете под этим) лицам из тех слоев общества, где, как показывает опыт, их меньше всего можно встретить, и в том, что вы награждаете сочувствием, которое следует отдавать добродетели, таких преступников, которых закон, разум и религия лишают нашего уважения!»8


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"