Предыдущая Главная

Защита Байроном традиционных форм драмы встретила резкие возражения Шелли. Об одном споре между ними он рассказал в письме жене 7 августа 1821 г. «Вчера ночью мы много говорили о поэзии и тому подобном и спорили, как обычно, и даже более обычного. Он (Байрон.— А. А.) провозглашает свою приверженность теории, которая может рождать одни лишь посредственные произведения, и, хотя все его прекрасные поэмы сочинены наперекор этой системе, ее вредное влияние сказалось на «Венецианском доже» («Марино Фальеро»), и, пока он от нее не откажется, она будет сковывать все его творчество, как бы ни было оно гениально» (241).

Байрон со своих позиций не одобрял трагедию Шелли «Чен-чи». Об этом знаем от самого автора, который писал Ли Ханту, что Байрон «с воодушевлением хвалил «Освобожденного Прометея» и (тут Вы с ним не согласитесь) бранил «Ченчи». Конечно,—заключает Шелли,—если «Марино Фальеро» — драма, то «Ченчи» — нет; но пусть это останется между памп» (26.VIII 1821 г., с. 256). Надо, однако, сказать, что разногласие между двумя поэтами в полной мере раскрывается в комплексе всего творчества каждого из них. Конфликт был скорее мировоззренческий, чем эстетический. В перспективе всего развития роман-

тизма, и в частности романтической драматургии, «Марино Фальеро» и «Ченчи» отнюдь не выглядят антиподами. Скорее в них можно найти много общего в плане чисто эстетическом. Даже поэтика этих драм не очень разнится.

В вопросах поэтики драмы Шелли не соглашался с Байроном при всем глубоком уважении к его поэтическому дарованию. Об этом свидетельствует письмо Шелли Хорейсу Смиту от 14.IX 1821 г. в котором Шелли писал: «Он хочет создать драму нового типа и, вооружаясь сводом правил, который, надеюсь, будет расширен во время работы, намерен написать ряд пьес, где будет скорее следовать за французскими трагиками и за Альфиери, чем за драматургами Англии и Испании, и создаст нечто новое, по крайней мере для Англии. Мне этот путь представляется неверным, но гений, подобный Байрону, рожден, чтобы вести за собой, а не подражать. Он стряхнет эти узы, когда они станут ему мешать. Я верю, что он создаст нечто великое; его знание драматического начала в человеческой природе скоро поможет ему смягчить суровые и дисгармонические черты его «Марино Фальеро» (259—260)

Шелли хорошо знал Байрона и оказался пророком. Действительно, в его драматургическом творчестве появилось нечто совершенно новое, шедшее вразрез с теми правилами драмы, которым Байрон хотел следовать. Когда появился «Каин», Шелли писал Джону Гисборну: «Каково Ваше мнение о последней книге лорда Байрона? По-моему, она содержит больше поэтических сокровищ, чем вся поэзия, возникшая в Англии после «Возвращенного Рая», «Каин» — это нечто апокалиптическое— откровение, какого еще не было» (26.1 1822 г., с. 273).

Томас Мур был недоволен вольнодумством Байрона в «Каине» и приписывал это влиянию Шелли. В связи с этим Шелли просил Хорейса Смита «заверить его (Мура.— Л. Л.), что в этом отношении я не имею на лорда Байрона ни малейшего влияния; но если бы имел, то постарался бы искоренить в его могучем уме заблуждения христианства, которые, наперекор разуму, возникают у него снова и снова и подстерегают его в часы тоски и болезни. «Каин» был задуман много лет назад и начат до нашей прошлогодней встречи в Равенне; но как я был бы счастлив, если бы мог приписать себе, хотя бы косвенно, участие в этом бессмертном творении!» (275). Как видим, Шелли непримирим в вопросах мировоззрения, не прощает Байрону уступок и компромиссов в отношении к христианству, которые он находит у него. Но «Каин» в полной мере оценен им как художественное произведение гигантского «апокалиптического» масштаба. И эта оценка тем более объективна, что при всей своей богоборческой направленности,— в чем «Каин» близок к «Освобожденному Прометею»,— он совершенно противоположен ему в оценке перспектив развития жизни и человечества.


Предыдущая Главная

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"