Предыдущая Следующая

Здесь ясно обрисован идеал драмы, соответствовавший романтическому духу Шелли. Драма для него не развлечение, а высокий вид искусства, говорящего о самом главном в жизни. Она — священнодействие. В чисто эстетическом смысле драма есть синтез искусств.

Современная драма разрушила этот синтез, она лишила драму ее «религиозного» значения в том смысле, как его понимает Шелли. «У нас есть трагедия без музыки и танца; а музыка и танец не воплощают высоких идей, которые они призваны нести...»

Шелли считает, что маски, которые носили персонажи античной драмы, объединяли «все выражения, свойственные изображаемому характеру, в одно постоянное и неизменное». Тем

самым Шелли выразил принцип построения характера, как он его понимал. Романтическая лирическая драма, образцы которой создал сам Шелли, нуждалась именно в таких характерах. Правда, поэт признавал возможность изображения сложных душевных движений романтического героя. В таких случаях он допускал игру актера без маски: «...это хорошо лишь для частностей, годится лишь для монолога, когда все внимание обращено на мимику какого-нибудь великого мастера сцены» (419).

Из нововведений более позднего времени Шелли готов признать лишь смешение трагического и комического, если оно не «ведет на практике ко множеству злоупотреблений» (419). Соединение этих разнородных элементов «несомненно расширяет возможности драмы; но тогда комедия должна быть, как в «Короле Лире», высокой, идеальной и всеобъемлющей». В античных трагедиях зато есть «необычайная сила поэзии, заключенная в хорах» (419).

Суждение о Кальдероне, которого реакционно настроенные романтики превозносили за религиозность, показывает, что Шелли как раз именно это в нем не мог принять, хотя высоко ценил его как поэта и даже переводил на английский язык. «Кальдерон в своих Autos (религиозных драмах.— А. А.) попытался выполнить некоторые из высоких требований к драме, которыми пренебрег Шекспир: так, например, он сближает драму с религией и объединяет их с музыкой и танцем. Но он забывает об условиях еще более важных, и больше теряет, чем выигрывает, подменяя живые воплощения человеческих страстей всегда одними и теми же жестко очерченными порождениями уродливых суеверий». Едва ли можно усомниться в том, что суевериями Шелли считает религиозный фанатизм и условные понятия о чести, столь характерные для драм Кальдерона.


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"