Предыдущая Следующая

В попытках Байрона^оправдаться надо выделить искреннее и неискреннее. Его признание о том, как он пишет, создавая образы героев, заслуживает доверия. Но в какой мере искренен Байрон, когда говорит, что в диалогах Каина и Люцифера не выражает своего личного мнения? Конечно, Байрон следовал законам драмы, стремясь наделить персонажи определенными характерами и взглядами. Но едва ли можно усомниться в том, кто ему близок по духу — Каин или Авель, Люцифер или Адам?

Безусловно важны для понимания драмы замечания о том, что между Каином и Люцифером нет тождества и что Демон искушает Каина на особый, байроновский лад. В самую суть характера Каина вводит психологическая мотивировка его состояния, приведшая к убийству Авеля. Здесь тот случай, когда автор точен в характеристике героя.

Вторую мистерию, «Небо и земля», Байрон определил как «лирическую драму на тему о потопе» Ш/Вф С легким оттенком иронии он писал Т. Муру: «В новой мистерии меньше философии, чем в «Каине», и много благочестия...»

При всей сравнительной краткости суждений Байрона о драме вообще и о его собственных произведениях в этом роде поэзии, они свидетельствуют о том, что элемент мысли и даже рассудочности присутствовал в его творчестве в гораздо большей степени, чем можно предположить, если следовать привычным представлениям, отождествлявшим поэта с его героями. Байрон, конечно, вкладывал в них много личного, но писал он по зрелом размышлении, как истинный художник.

Примечательны его мысли о творческом процессе, о том, как отражается жизненный материал в произведении. В 1814 г. двадцатишестилетний Байрон записывает в дневнике: «Писать так, чтобы затронуть сердца,— д^;я этого надо, чтобы собственное твое сердце много испытало, но, может быть, уже в прошлом. Пока вы находитесь под влиянием страстей, вы можете

лишь чувствовать их, но не способны описывать — как вы не можете в бою обратиться к соратнику и начать рассказ об этом бое. Когда все кончено, и кончено безвозвратно,— доверьтесь своей памяти — тогда она будет даже слишком верна»


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"