Предыдущая Следующая

Как всегда, издатель Байрона просил о смягчении ряда мест в «Каине». Поэт вынужден был указать ему на прецеденты: «Разве мои персонажи безбожнее, чем Сатана у Мильтона или Прометей у Эсхила? <...> РазвеАдам, Ева, Ада и Авель не набожны, как сам катехизис?» <^Ц£90в9ВЯМЧВЯ9)■ Иначе говоря, по числу персонажей перевес в драме принадлежит «положительным» характерам. Но это, конечно, не выражает ее сущности. Главное содержание выражено в образах Каина и Люцифера. Если Томасу Муру Байрон мог писать о драме в полушутливом тоне, то с издателем шутить не приходилось. Ему он писал о «Каине» со всей серьезностью, и это письмо заслуживает самого пристального внимания:

«Прошу заметить,— писал Байрон,— что я не выражаю здесь моего личного символа веры; но мне было необходимо, чтобы Каин и Люцифер говорили как свойственно их природе — ведь в поэзии это всегда дозволялось. Каин горд; если бы Люцифер посулил ему царства и пр., он возликовал бы; но Демон хочет как можно более унизить его в собственных его глазах, пока он не приходит в то состояние духа, которое приводит к катастрофе; это у него — внутреннее раздражение, а не обдуманное намерение или зависть к Авелю (иначе он был бы презренным ничтожеством); это — ярость при виде несоответствия между его возможностями и замыслами. И ярость эта направлена более против Жизни и ее Творца, чем против живущих. Раская-

ние его приходит естественно, едва он видит следствия своего внезапного поступка. Если быпоступок был намеренным, раскаяние пришло бы позднее»

Однако не только издатель, но и Томас Мур, прочитав «Каина», не принял байроновского объяснения трагедии и нашел в ней слишком прямые выступления против религии. Байрону пришлось оправдываться и перед ним: «Что касается религии,— писал он Муру,— то неужели мне не удастся убедить вас, что я не разделяю мнения персонажей моей драмы, которые так всех перепугали? Между тем они не идут в сравнение с некоторыми пассажами гетевского «Фауста» (в десять раз более дерзкими) и ничуть не смелее того, что говорит Сатана у Мильтона. При создании образа я способен увлекаться; подобно всем людям, наделенным живой фантазией, я, конечно, отождествляю себя с моим героем, когда изображаю его, но только пока я вожу пером по бумаге»Шбф


Предыдущая Следующая

 



Перейти на главную История создания журнала Адресная книга взаимопомощи Об интересных местах Об интересных людях Времена Многонациональный Петербург Клубы и музыка Прямая речь Экология Исторический материализм Метафизика Политика Правые Левые Благотворительность и третий сектор Местное самоуправление Маргиналии Дети и молодежь Наркозависимые Бывшие заключенные Глухие Слепые Люди в кризисной ситуации Душевнобольные Алкоголики Инвалиды-опорники

© 1996-2013 Pchela

Письмо в "Пчелу"